Путь Волшебника


Существует учение, — сказал Мерлин, — которое называется путь волшебника. Ты когда-нибудь слышал о нем?

Мальчик Артур оторвался от разведения костра, которое продвигалось у него не слишком хорошо. В сырое весеннее утро в Западной Стране редко удается легко разжечь костер.

— Нет, я никогда не слышал о таком, — ответил Артур, минуту подумав. — Волшебники? Ты хочешь сказать, что они все делают иначе, чем мы?

— Нет, они все делают точно так, как мы, — ответил Мерлин.

Видя неуклюжие попытки Артура развести костер, он, щелкнув пальцами, зажег пропитанную влагой кучу собранных Артуром щепок. Мгновенно взметнулось яркое пламя. Тогда Мерлин раскрыл ладони и добыл из воздуха немного пищи — две красновато-коричневых картофелины и несколько грибов.

— Насади их на вертел и обжарь, если хочешь, — сказал он.

Артур спокойно кивнул, принимая все это как нечто само собой разумеющееся. Ему было около десяти. Единственный человек, которого он когда-либо знал, был Мерлин. Они были вместе с того момента, как он себя помнил. Наверное, у него была когда-то мать, но он даже смутно не мог вспомнить ее лица.

Уже через час после рождения королевского ребенка старый человек с длинной белой бородой заявил на него свои права.

— Я последний хранитель пути волшебника, — сказал Мерлин. — И, возможно, ты будешь последним, кто узнает его.

Пристраивая вертела на огне, Артур посмотрел через плечо на своего учителя. Теперь он был заинтригован. Мерлин — волшебник? Ему это никогда не приходило в голову. Они вместе жили в лесу, в хрустальной пещере. Освещением для них служил свет, который излучали ее стены. Артур научился плавать в воде, как рыба. Когда ему хотелось есть, рядом с ним появлялась еда или Мерлин протягивал ему что-нибудь в своей ладони. Разве так бывает не у каждого?

— Скоро ты должен будешь покинуть эти места, — продолжал Мерлин. — Осторожно, эта картошка не должна превратиться в золу.

Она, конечно, уже превратилась. Поскольку Мерлин жил во времени, идущем вспять, его предупреждения всегда приходили слишком поздно, после того, как уже успевало произойти какое-нибудь мелкое несчастье. Артур счистил сгоревший слой и опять насадил картофелину на вертел, сделанный из свежей веточки липы.

— Не расстраивайся, — сказал Мерлин. — Возьми себе эту.

— Что значит «покинуть эти места»? — спросил Артур.

Ему приходилось бывать только в соседней деревне, в тех редких случаях, когда у Мерлина появлялось желание отправиться на рынок, и всякий раз волшебник следил за тем, чтобы оба они были одеты в плотные накидки с капюшонами. Мальчик остро замечал все вокруг, и, попадая в общество других людей, он испытывал сильное волнение. Мерлин бросил на своего ученика внимательный взгляд.

— Я собираюсь послать тебя в трясину или, как называют это смертные, в мир. Все эти годы я оберегал тебя от трясины, стараясь научить тебя тому, чего ты никогда не забудешь…

Сделав паузу, чтобы произвести большее впечатление, он продолжал:

— … Пути волшебника.

После этого разговор оборвался, как это часто бывает между людьми, которые долгое время проводят вместе. Они дышали одним дыханием, старый человек и мальчик, так что Мерлин не мог не почувствовать беспокойства, которое заметалось в сознании Артура, подобно пантере в клетке.

Они доели приготовленную пищу, и Артур стал спускаться вниз по склону, чтобы выкупаться в лазурном озере. Когда он вернулся, Мерлин уже загорал на своем любимом камне (загорал, конечно, чисто условно, так как собравшиеся в небе ватные облака пропускали один-единственный солнечный луч, который, пробиваясь через верхушки деревьев, падал на белые волосы волшебника).

— А что будет с тобой? — сорвалось с уст мальчика.

— Со мной? Нечего так раздуваться. Благодарю тебя, но я прекрасно обойдусь без твоей помощи.

Произнося эти резкие слова, Мерлин прекрасно сознавал, что ранит чувства мальчика. Но волшебник не спешил извиняться. Вместо этого красивый длинный лук из белого ясеня появился на земле рядом с Артуром, который нетерпеливо схватил его и начал натягивать. Он знал, что на их условном языке это означает, что старый человек приносит свои извинения.

— Беспокоюсь я не о себе, — продолжал Мерлин, — а о том, что знания могут быть утрачены. Как я уже говорил, ты можешь оказаться последним, кто изучит путь волшебника.

— Значит, я сделаю так, чтобы они не пропали, — пообещал Артур.

Мерлин кивнул. В этот день он больше не говорил о пути волшебника, так же как и в последовавшие за ним дни. Но однажды, проснувшись июньским утром, Артур обнаружил, что его постель из сосновых веток покрыта снегом. Вздрогнув, он быстро сел, и с его одеяла из оленьей шкуры полетели во все стороны белые пушистые хлопья.

— Я думал, ты это делаешь только в декабре, — сказал он, но Мерлин ему не ответил.

Он стоял, неподвижный, как скала, в центре снежного круга, который покрывал место, где они ночевали. Перед ним находился странный призрак — большой валун с воткнутым в него мечом. Несмотря на то что воздух был холодным, на камне не было ни одной белой снежинки, и над ним возвышался чистый клинок — пять футов блестящей кованой дамасской стали.

— Что это? — спросил Артур.

Вид камня глубоко его взволновал, хотя он и не мог объяснить почему.

— Ничего, — ответил Мерлин. — Просто запомни это.

Минуту спустя очертания меча в камне начали расплываться, и когда Артур, умывшись водой из горного ручья, вернулся обратно, поляна возле пещеры Мерлина опять была чистой, все снежные хлопья растаяли под теплыми лучами летнего солнца, а камень исчез, как исчезает то, что ты видел во сне. Мальчику хотелось заплакать, потому что он знал, что это утреннее видение было прощальным жестом Мерлина, его памятным подарком.

То, что произошло с Артуром после разлуки с Мерлином, давно стало темой многочисленных легенд. В конце концов, снежным рождественским утром, он обнаружил себя в Лондоне, возле собора, где опять таинственным образом появился камень с воткнутым в него мечом. К удивлению выходящей из церкви толпы, он вытащил меч из камня и заявил о своих правах на королевский престол. Он вел бесконечные жестокие войны, чтобы преодолеть сопротивление многочисленных своих соперников, потом основал Камелот — место своего правления. Каждый прожитый им день был днем на пути волшебника. Став исторической личностью, он заставил все последующие поколения восхищаться тем, чему Мерлин научил ребенка, пока они жили в лесу, прежде чем мальчик Артур подошел к камню и, взявшись за украшенную драгоценными камнями рукоять, решил свою судьбу.

После разрушения Камелота немного времени потребовалось и для того, чтобы уничтожить мир Артура. Земля опять погрязла в раздорах и невежестве, и, как и предсказывал Мерлин, Артур оказался последним из тех, кто шел по его пути. После него история Запада не знала ни одного волшебника.

Но Мерлин никогда не считал, что путь волшебника может зависеть от того, как обернется история. «То, что я знаю, находится в воздухе, — любил говорить он. — Вдохните, и оно ваше». Волшебникам известны вечные истины, и поэтому сокровищница их знаний находится за пределами временных границ. Путь открыт. Он начинается повсюду и не ведет никуда, хотя и приводит в нужное место. Все это вам раскроется, когда вы послушаете, о чем говорит Мерлин.

Дипак Чопра «Путь волшебника»

О чем еще Собиратель звёзд:

  • Замечательная книга и чудесная история!

  • Lexian

    Я вот, все хочу найти ее в печатном виде.