Ты состязаешься

Ты состязаешься… но жизнь – каскад провалов.
Твоя борьба – борьба с самим собой!
Уверенности в силе своей мало,
Но ты противник… и вступаешь в бой!

Всё время рвёшься, рвёшься на свободу…
Хоть платишь одиночеством порой,
Вздымая всплеском руки к небосводу.
Вот только за товарищей «горой».

Ты склонен замыкаться в скорлупе…
И хочешь, чтобы все считались с этим.
Ты долго думаешь, пытаясь всё успеть
Но часто аверс всё решает на монете.

Любовь твоя всегда, как истязанье,
И ты не чужд всех бешеных страстей.
А может не хватает состраданья…
Но объективен ты — поэтому ничей.

Ты состязаешься…

Неизвестный автор

Наша семья

Я узнал, что у меня
Есть огpомная семья —
И тpопинка, и лесок,
В поле каждый колосок!

Речка, небо голубое —
Это все мое, pодное!
Это Родина моя!
Всех люблю на свете я

Я сделан из такого вещества

Я сделан из такого вещества
Из двух неразрешимых столкновений
Из ярких красок ,полных торжества
Из черных подозрительных сомнений.

Я сделан из находок и потерь
Из правильных идей и заблуждений
Душа моя распахнутая дверь
И нет в ней ни преград ,ни ограждений.

Я сделан из далёких городов
В которых может никогда не буду
Я эти города люблю за то,
Что люди в них живут и верят в чудо.

Я сделан из недаренных цветов
Я из упрёков ,споров ,возражений
Я состою из самых длинных слов,
А также из коротких предложений.

Я сделан из бунтарского огня
Из силы и могущества горений
Я из удач сегодняшнего дня
Но большей частью всё же из падений.

С.Сарычев-А.Лукьянов «Альфа»

Я увидел во сне можжевеловый куст

Я увидел во сне можжевеловый куст.
Я услышал вдали металлический хруст.
Аметистовых ягод услышал я звон.
И во сне, в тишине, мне понравился он.
Я почуял сквозь сон легкий запах смолы.
Отогнув невысокие эти стволы,
Я заметил во мраке древесных ветвей
Чуть живое подобье улыбки твоей.
Можжевеловый куст, можжевеловый куст,
Остывающий лепет изменчивых уст,
Легкий лепет, едва отдающий смолой,
Проколовший меня смертоносной иглой!
В золотых небесах за окошком моим
Облака проплывают одно за другим.
Облетевший мой садик безжизнен и пуст…
Да простит тебя бог, можжевеловый куст!

Н. Заболоцкий

С. В. Веретенников — Падающий вверх

Я упал в небеса, чистотой окрылённый.
Очарованный светом, блаженный, влюблённый.
Был загадкой последней мой образ вдали.
Вверх упал я, дойдя до края земли.

В сердце небо теперь, в душе чистота.
Бесконечность снаружи, внутри — пустота.
Звёзд касаюсь я нежно прозрачной рукой.
Мягко падаю вверх — в тишину и покой…

Оборвался мой след — я шагнул в никуда.
Ждёт на самом верху мою душу звезда…
Скажут люди, увидев след мой в пыли:
«Вверх упал он, дойдя до края земли».

С. В. Веретенников

В земле моей преступная краса

В земле моей преступная краса
И злоба нежная в одно соединились;
Там чаши желтых лилий в небеса,
Как бездны наслаждения, раскрылись,

Там в звонких ручейках прозрачен яд,
Что смерть дарует через наслажденье,
А змеи меж собою говорят
На языке предательств и видений.

Там в глубине покинутых садов
Навеки спутница моих ночных скитаний
Багровому цветку дарила кровь,
Полна любви и смутных ожиданий.

Я там всегда, когда добро и зло
В моей душе танцуют полонезы
(Где пар и масок равное число,
А пестрота их глаз рождает слезы…),

Смогу ли после смерти я просить
Тех, что на мои муки заглядятся,
Туда, где дети верволков резвятся,
Хоть в вечность раз костер переносить?

Сколько будет стоить ветер?

Сколько будет стоить ветер,
Если ты его продашь мне?…
Сколько будет стоить лето,
Если я его куплю?…

А еще куплю я Солнце,
Облака и сразу небо,
Заверните теплый дождик
И большой кусок грозы….

Покупаю запах леса,
Если можно — вот те звезды…
Нет, всю Землю мне не надо,
Сразу все не унесу…

Сколько будет стоить ветер? —
У меня сегодня денег
Как на дне морском песчинок:
Много, только не достать….

«Королевский голос Ехо» №209

Зеленые рукава

Это по истине великая композиция, прошло уже более 5 веков, а о ней не забывают и делают всяческие переделки и дописки. Прекрасная, добрая песня с задушевными словами и волшебной мелодией, через нее мы можем прочувствовать Англию 16 века, с песнями и танцами, войнами и любовью.
Зеленые рукава всегда отзывались в моей душе теплым, тоскливым чувством, трогательным чувством давно ушедшего прошлого.

Гринсливс (англ. Greensleeves – Зеленые Рукава) – имя или, скорее, прозвище неверной возлюбленной, к которой обращается автор. Иногда считают зеленые рукава атрибутом одежды куртизанок в средневековой Англии. Баллада «Гринсливс» – одно из самых знаменитых и популярных произведений английского фольклора, которое часто играют разные фольклорные ансамбли. В то же время о его истинном происхождении известно очень мало. Мелодия «Гринсливс», написанная анонимным композитором XVI века, на протяжении столетий вплоть до наших дней рождает бесчисленные интерпретации и представляет собой неоспоримый музыкальный шедевр. С текстом баллады связано множество загадок, версий и мистификаций. Его автором чаще всего называют английского короля Генриха VIII (1491-1547), который якобы адресовал эти стихи одной из своих возлюбленных, предположительно Анне Болейн (1503-1536), ставшей второй (из шести) женой короля после скандального брака, стоившего Генриху VIII разрыва с папой римским, но в итоге казненной за измену – действительную или мнимую. Впрочем, многие полагают, что приписываемое королю авторство – исторически недостоверная легенда. Впервые текст «Гринсливс» был опубликован лондонским издателем Клементом Робинсоном в 1566 году в сборнике «Приятные сонеты и истории», более известном по своему сохранившемуся второму изданию 1584 года под названием «Горсть приятных наслаждений». Вариант, цитируемый в литературе по этому сборнику, включает в себя 18 четверостиший и рефрен, однако действительно подлинными обычно принято считать только четыре четверостишия и рефрен, которые и вошли в предлагаемый перевод. Всего же известно, по некоторым оценкам, до 1800 куплетов, в основном варьирующих одну и ту же тему – сетования автора на возлюбленную, покинувшую его, несмотря на разнообразные дары и услуги, которые весьма подробно перечисляются.

Текст
GREENSLEEVES
(Music traditional. Words by King Henry VIII)
Alas, my love you do me wrong
To cast me off discourteously
And I have loved you so long
Delighting in your company.
Chorus
Greensleeves was all my joy
Greensleeves was my delight
Greensleeves was my heart of gold
And who but my Lady Greensleeves.

I have been ready at your hand
to grant whatever you would crave;
I have both wagered life and land
Your love and good will for to have.
Chorus
I bought the kerchers to thy head
That were wrought fine and gallantly
I kept thee both at board and bed
Which cost my purse well favouredly.
Chorus
Greensleeves, now farewell! adieu!
God I pray to prosper thee;
For I am still thy lover true
Come once again and love me.
Chorus

———

ГРИНСЛИВС (Зеленые рукава)
(перевод Владимира Бойко)
Увы, любовь, мне жизнь губя,
Ты рвешь со мною без стыда.
Я столько лет любил тебя
И счастлив с тобой был всегда.

хор :

Гринсливс мне свет зажгла,
Гринсливс радость принесла,
Гринсливс в сердце расцвела,
А кто вместо леди Гринсливс?

хор :

Тебе я преданно служил
И потакать готов был вновь.
Я жизнь и землю положил
За милость твою и любовь.

хор :

Не счесть подаренных платков,
Где так узор изящно лег.
Я дал тебе и стол и кров,
И мой не скудел кошелек.

хор :

Гринсливс, навек прости.
Бога за тебя молю.
Но если вновь решишь прийти,
Знай, что тебя я люблю.

хор …..

Текст almanax.okclub.org

Если кто-то Вас не понимает

Он не дурак — у Вас терпенья не хватает.
Хотите зерна прорастить?
Их мало просто посадить.
И перед тем, чтобы посеять,
Неплохо почву изучить.
Немного больше теплоты
И меньше «вечной мерзлоты»+

Как помочь человеку в трудный час и минуту?
Вы напомните о запасном парашюте.
Надо в лучшее верить, не считая потери.
Говорите потише, чтоб смогли Вас услышать.
Вы не жертва, поймите, просто Вас попросили
Разделить эту ношу, отвязать эти гири.
И когда все получится, хоть трудились годами,
Дайте людям почувствовать, что смогли они — сами!

Римма Сергеева

Метаморфозы

Как мир меняется! И как я сам меняюсь!
Лишь именем одним я называюсь,
На самом деле то, что именуют мной,-
Не я один. Нас много. Я — живой
Чтоб кровь моя остынуть не успела,
Я умирал не раз. О, сколько мертвых тел
Я отделил от собственного тела!
И если б только разум мой прозрел
И в землю устремил пронзительное око,
Он увидал бы там, среди могил, глубоко
Лежащего меня. Он показал бы мне
Меня, колеблемого на морской волне,
Меня, летящего по ветру в край незримый,
Мой бедный прах, когда-то так любимый.

А я все жив! Все чище и полней
Объемлет дух скопленье чудных тварей.
Жива природа. Жив среди камней
И злак живой и мертвый мой гербарий.
Звено в звено и форма в форму. Мир
Во всей его живой архитектуре —
Орган поющий, море труб, клавир,
Не умирающий ни в радости, ни в буре.

Как все меняется! Что было раньше птицей,
Теперь лежит написанной страницей;
Мысль некогда была простым цветком,
Поэма шествовала медленным быком;
А то, что было мною, то, быть может,
Опять растет и мир растений множит.

Вот так, с трудом пытаясь развивать
Как бы клубок какой-то сложной пряжи,
Вдруг и увидишь то, что должно называть
Бессмертием. О, суеверья наши!
1937

Н.Заболоцкий. Избранное.
Поэтическая Библиотечка Школьника.
Москва, «Детская Литература», 1970.