Я лишь смотрю на мир из-за очков

Я лишь смотрю на мир из-за очков
Я иногда касаюсь пальцами рассвета
И в ватной дымке белых облаков
Смотрю на землю, что гарцует перед светом

Skripka

Мой друг он, как воздух идущий с залива

Мой друг он, как воздух идущий с залива,
прохладный и свежий, немного суровый,
бодряще — пьянящий, открыто упрямый,
настойчивый, честный и нагло правдивый.

И если рвануть из Москвы к Ленинграду,
быть может, пройдя в даль зовущим проспектом,
глотнуть мне удастся шальную свободу,
впитать в поры кожи сырую прохладу.

Но вот парадокс, не известной удачи,
у парня, встающего в семь утра на работу,
бунтующий норов и тяга к свободе,
достойные воинов-индейцев апачи.

Стальною булавкою колит свобода,
довольству, мешая внутри поселиться,
зовет, блин, куда-то, нахально тревожит
и творческий пульс лихорадочно бьется.

А может, рвануть от Невы до Миссури,
стремительно — верно разрезать пространство,
нырнув в глубину и бездонность каньона,
вдохнуть тишины и встряхнуться от дури!

Мой друг он, как ветер раскинутых прерий,
горячий, колючий, порывисто – бурный,
немного печальный, слегка нецензурный,
но, все же, надежный в пути приключений.

Эос

Вся сетью лжи причудливого сна

Вся сетью лжи причудливого сна
Таинственно опутана она,
И, может быть, мирятся в ней одной
Добро и зло, тревога и покой…
И пусть при ней душа всегда полна
Сомнением мучительным и злым —
Зачем и кем так лживо создана
Она, дитя причудливого сна?
Но в этот сон так верить мы хотим,
Как никогда не верим в бытие…
Волшебный круг, опутавший ее,
Нам странно-чужд порою, а порой
Знакомою из детства стариной
На душу веет… Детской простотой
Порой полны слова ее, и тих,
И нежен взгляд,- но было б верить в них
Безумием… Нежданный хлад речей
Неверием обманутых страстей
За ними вслед так странно изумит,
Что душу вновь сомненье посетит:
Зачем и кем так лживо создана
Она, дитя причудливого сна?

Аполлон Григорьев

Не хочу носить золотые камзолы…

Не хочу носить золотые камзолы
Мне не в сласть бриллиантовый звон
Не нужны королевские шоры
Лизоблюдство лакеев, матрон

Я прошу непорядочно много
Край луны, лучик солнца, глоток
Песен стройных русских березок
Да свободной дороги, да хлеба кусок

Встретил тут

На лесной поляне в тишине проснись…

На лесной поляне
в тишине проснись,
теплыми руками
бережно коснись…
Ручеями косы
потекут к земле,
а кругом березы
словно в забытье…

Как нашепчет сердцу
вьюжная тоска,
бесконечно долго
скатится слеза…
Северным туманом
речку перейдет
и к далеким странам
друга поведет…

Искрами рассыплюсь,
к зорям полечу,
стану лишь лазурью,
мир весь охвачу…
Ласковой травою
в поле постелюсь,
мягкой синевою
над костром взовьюсь…

Ты в глазах — озерах
образ отразишь
и прозрачным светом
чувство сохранишь…
И в прохладе ночи,
на пороге сна,
теплыми руками
обними меня.

Ты состязаешься

Ты состязаешься… но жизнь – каскад провалов.
Твоя борьба – борьба с самим собой!
Уверенности в силе своей мало,
Но ты противник… и вступаешь в бой!

Всё время рвёшься, рвёшься на свободу…
Хоть платишь одиночеством порой,
Вздымая всплеском руки к небосводу.
Вот только за товарищей «горой».

Ты склонен замыкаться в скорлупе…
И хочешь, чтобы все считались с этим.
Ты долго думаешь, пытаясь всё успеть
Но часто аверс всё решает на монете.

Любовь твоя всегда, как истязанье,
И ты не чужд всех бешеных страстей.
А может не хватает состраданья…
Но объективен ты — поэтому ничей.

Ты состязаешься…

Неизвестный автор

Наша семья

Я узнал, что у меня
Есть огpомная семья —
И тpопинка, и лесок,
В поле каждый колосок!

Речка, небо голубое —
Это все мое, pодное!
Это Родина моя!
Всех люблю на свете я

Я сделан из такого вещества

Я сделан из такого вещества
Из двух неразрешимых столкновений
Из ярких красок ,полных торжества
Из черных подозрительных сомнений.

Я сделан из находок и потерь
Из правильных идей и заблуждений
Душа моя распахнутая дверь
И нет в ней ни преград ,ни ограждений.

Я сделан из далёких городов
В которых может никогда не буду
Я эти города люблю за то,
Что люди в них живут и верят в чудо.

Я сделан из недаренных цветов
Я из упрёков ,споров ,возражений
Я состою из самых длинных слов,
А также из коротких предложений.

Я сделан из бунтарского огня
Из силы и могущества горений
Я из удач сегодняшнего дня
Но большей частью всё же из падений.

С.Сарычев-А.Лукьянов «Альфа»

Я увидел во сне можжевеловый куст

Я увидел во сне можжевеловый куст.
Я услышал вдали металлический хруст.
Аметистовых ягод услышал я звон.
И во сне, в тишине, мне понравился он.
Я почуял сквозь сон легкий запах смолы.
Отогнув невысокие эти стволы,
Я заметил во мраке древесных ветвей
Чуть живое подобье улыбки твоей.
Можжевеловый куст, можжевеловый куст,
Остывающий лепет изменчивых уст,
Легкий лепет, едва отдающий смолой,
Проколовший меня смертоносной иглой!
В золотых небесах за окошком моим
Облака проплывают одно за другим.
Облетевший мой садик безжизнен и пуст…
Да простит тебя бог, можжевеловый куст!

Н. Заболоцкий

С. В. Веретенников — Падающий вверх

Я упал в небеса, чистотой окрылённый.
Очарованный светом, блаженный, влюблённый.
Был загадкой последней мой образ вдали.
Вверх упал я, дойдя до края земли.

В сердце небо теперь, в душе чистота.
Бесконечность снаружи, внутри — пустота.
Звёзд касаюсь я нежно прозрачной рукой.
Мягко падаю вверх — в тишину и покой…

Оборвался мой след — я шагнул в никуда.
Ждёт на самом верху мою душу звезда…
Скажут люди, увидев след мой в пыли:
«Вверх упал он, дойдя до края земли».

С. В. Веретенников