Королевна

Я пел о богах, и пел о героях, о звоне клинков, и кровавых битвах;
Покуда сокол мой был со мною, мне клекот его заменял молитвы.
Но вот уже год, как он улетел — его унесла колдовская метель,
Милого друга похитила вьюга, пришедшая из далеких земель.
И сам не свой я с этих пор, и плачут, плачут в небе чайки;
В тумане различит мой взор лишь очи цвета горечавки;
Ах, видеть бы мне глазами сокола, и в воздух бы мне на крыльях сокола,
В той чужой соколиной стране, да не во сне, а где-то около:

Стань моей душою, птица, дай на время ветер в крылья,
Каждую ночь полет мне снится — холодные фьорды, миля за милей;
Шелком — твои рукава, королевна, белым вереском — вышиты горы,
Знаю, что там никогда я не был, а если и был, то себе на горе;
Если б вспомнить, что случилось не с тобой и не со мною,
Я мечусь, как палый лист, и нет моей душе покоя;
Ты платишь за песню полной луною, как иные платят звонкой монетой;
В дальней стране, укрытой зимою, ты краше весны и пьянее лета:

Просыпайся, королевна, надевай-ка оперенье,
Полетим с тобой в ненастье — тонок лед твоих запястий;
Шелком — твои рукава, королевна, златом-серебром — вышиты перья;
Я смеюсь и взмываю в небо, я и сам в себя не верю:

Подойди ко мне поближе, дай коснуться оперенья,
Каждую ночь я горы вижу, каждое утро теряю зренье;
Шелком — твои рукава, королевна, ясным месяцем — вышито небо,
Унеси и меня, ветер северный, в те края, где боль и небыль;
Как больно знать, что все случилось не с тобой и не со мною,
Время не остановилось, чтоб в окно взглянуть резное;
О тебе, моя радость, я мечтал ночами, но ты печали плащом одета,
Я, конечно, еще спою на прощанье, но покину твой дом — с лучом рассвета.

Где-то бродят твои сны, королевна;
Далеко ли до весны в травах древних…
Только повторять осталось — пара слов, какая малость —
Просыпайся, королевна, надевай-ка оперенье…

Мне ль не знать, что все случилось не с тобой и не со мною,
Сердце ранит твоя милость, как стрела над тетивою;
Ты платишь — за песню луною, как иные платят монетой,
Я отдал бы все, чтобы быть с тобою, но, может, тебя и на свете нету…
Ты платишь — за песню луною, как иные — монетой,
Я отдал бы все, чтобы быть с тобою, но, может, тебя и на свете нету…

Группа Мельница

Девочке, покупающей «Властелина колец» с книжного лотка

tumblr_mohs4lHMbL1qz4d4bo1_500

Эй, девочка, послушай мой совет!
Весь этот Толкин — чепуха и бред.
Не покупай ты эту ерунду,
Возьми вон «Анжелику» иль «Бурду»…
Как ясны и чисты твои глаза!
Нет, Толкина читать тебе нельзя.
Послушай, я добра тебе хочу.
Ведь ты, прочтя, не скажешь: «Что за чушь!»
Ты втянешься. Для молодой души
Писанья эти хуже анаши.
Ты толкинешься, а потом начнешь
Искать себе подобных — и найдешь.
И вот тогда Господь тебя спаси:
Ты имя будешь странное носить,
Сошьешь прикид, изучишь эльфов речь,
Из деревяшки выстругаешь меч,
Эльфийскую нацепишь мишуру,
А там, глядишь, поедешь на Игру
И будешь бегать с луком по лесам,
Бить орков, танцы дивные плясать
И петь по вечерам «А Элберет…»
А дальше — хуже: в восемнадцать лет
Полюбишь толкиниста-дурака,
А он, как будто в средние века,
Нет, чтоб купить французские духи!
Начнет цветы дарить, читать стихи
И робко твои руки целовать.
Нет, чтобы сразу затащить в кровать!
А замуж выйдешь — ох, как нелегко
Жить паре толкинистов-дураков,
Которые и в слякоть, и в жару
Не к морю едут летом — на Игру.
Что ж, ты упряма. Дай тогда ответ:
Как выглядят вся эта блажь и бред
На трезвый и простой житейский взгляд?
Твои подруги и учителя,
Родители, родители друзей
Подумают впрямую о крейзе,
Сперва смеясь тихонько, а потом
Крутя открыто у виска перстом.
И это все: презренье и смешки,
Прилипшие навечно ярлыки
Мол, эскейпист, а по-простому псих
За звездный свет и за волшебный стих,
За мир, похожий на обрывок сна,
Не слишком ли высокая цена?
Как, ты платить согласна?.. Видит Бог,
Тебя я отговаривал, как мог.
Но, видимо, судьбу не обмануть.
Тогда все то, что я сказал, забудь.
Пред совестью своей теперь я чист.
Я сам уже семь лет как толкинист.
У нас тусовка… Да, по четвергам…
Да, в основном гитара, треп и гам.
Придешь? Ну, мне пора уже. Пока!
Тьфу, пятый раз у этого лотка!

Источник Каминный зал Ривенделла

Я хочу и болей, и радостей

…Я хочу и болей, и радостей,
Я хочу свою жизнь прожить
Не вполсердца, не труся, не крадучись.
Я взахлеб ее стану пить.

Я хочу ее полной мерой —
В руки, в сердце, в глаза и в сны
Всю — с доверием и с изменой,
Всю — от крика до тишины.

А. Дементьев

Выбор

«Оно разрешает ответить «да» и позволяет сказать «нет».
Оно даёт свободу свободным и снимает всякие обязательства с любви.
Оно распахивает окно после того, как захлопнется последняя дверь.
С ним связаны все приключения и авантюры на свете, вся радость, слава и смысл жизни.
Оно приводит в действие буксующий двигатель эволюции.
Оно свивает из шепотов и вздохов кокон для гусеницы.
Его произносят молекулы перед тем, как соединиться в цепочки.
Оно отделяет мёртвое от живого.
Его не способно отразить ни одно зеркало.
В начале было слово, и слово это было:
ВЫБОР»

Том Роббинс

P.S. Спасибо Эос за стихотворение

Вычитанные страны

Вкруг лампы за большим столом
Садятся наши вечерком.
Поют, читают, говорят,
Но не шумят и не шалят.
Тогда, сжимая карабин,
Лишь я во тьме крадусь один
Тропинкой тесной и глухой
Между диваном и стеной.
Меня никто не видит там,
Ложусь я в тихий мой вигвам.
Объятый тьмой и тишиной,
Я—в мире книг, прочтенных мной.
Здесь есть леса и цепи гор,
Сиянье звезд, пустынь простор— И львы к ручью на водопой
Идут рычащею толпой.
Вкруг лампы люди—ну точь-в-точь
Как лагерь, свет струящий в ночь,
А я—индейский следопыт— Крадусь неслышно, тьмой сокрыт…
Но няня уж идет за мной.
Чрез океан плыву домой,
Печально глядя сквозь туман
На берег вычитанных стран.

Роберт Луис Стивенсон

Спасибо Alena за присланое стихотворение (написаное в коментариях 😉

Открой глаза душе,ей так темно.

Открой глаза душе,ей так темно.
Летим со мной! Бескрайни небеса,
Найдется там достойный уголок,
Услышишь сфер далеких голоса,
И никогда не будешь одинок

Они любили друг друга так долго и нежно

Они любили друг друга так долго и нежно,
С тоскою глубокой и страстью безумно-мятежной!
Но, как враги, избегали признанья и встречи,
И были пусты и хладны их краткие.

Они расстались в безмолвном и гордом страданье,
И милый образ во сне лишь порою видали.
И смерть пришла: наступило за гробом свиданье…
Но в мире новом друг друга они не узнали.

М. Ю. Лермонтов

Я несу твое сердце в себе

Я несу твое сердце в себе
Твое сердце в моем…
Никогда не расстанусь я с ним
И куда ни пойду
Ты со мной дорогая.
Все дела и поступки мои разделю
Я с тобой
Моя радость.
Я судьбы не боюсь.
Ибо ты мне судьба и звезда
Мне не нужен весь мир!
Ты мой мир!
Моя истина и красота
Эта тайна известная многим,
Это корень корней
Ствол стволов
Небо небес
Дерево именем жизнь
Растущего выше мечтаний души…
…и ума дерзновений
Это чудо хранящее звезды от смерти.
Я несу твое сердце
Твое сердце в моем…

Эдвард Эстлин Каммингс

Автор картинки неизвестен

Прошу тебя — не исчезай

К прошедшему дню всех влюбленных.

Прошу тебя — не исчезай,
Не потеряйся в этом мире,
Ни сгоряча, ни невзначай,
Не делай этот мир пустым.
Пусть все друзья уйдут,
Прошу,-останься исключеньем.
Пусть месяца, года пройдут-
Твоя любовь — моё спасенье.
И ночью тёмной и при свете дня
Прошу тебя — не покидай меня.
Пусть всё исчезнет и уйдут друзья
Не покидай меня,
Мне без тебя нельзя…

В дорогу

Ложитесь, вставать будем рано.
Ну что вы, какие секреты!
Мы завтра уедем с бесстрашной охраной
Обычной почтовой кареты.
Товарищи наши отныне
Оружье, отвага и вера
Хранить будут нас от араба в пустыне,
В морях — от ножа флибустьера.

По сумке, по пыльной котомке,
Видавшей и виды, и годы,
Узнают нас те, кто и сами потомки
Все той же бродячей породы.
По быстрой походке, по взгляду
Глаз, что и от горя не плачут,
Упрямству, удару, загару, наряду
Узнает нас ветер удачи.

Так пусть при своем я останусь,
Не надо о смертной тревоге…
В заливе жемчужном белеет мой парус,
Копыта стучат по дороге.
Как славно, что кладов зарытых
Полно, что чисты наши реки,
Что много морей и земель неоткрытых
В горячем семнадцатом веке!

Ну что ж, оставайтесь, кто хочет!
За пояс заткну пистолеты.
Открыты ворота, Фортуна хохочет
На козлах почтовой кареты.