Проблема и решение

Человек пришёл к дервишу и сказал:
–Я хотел бы обсудить с тобой свою проблему.
–А я, сказал дервиш, – не хотел бы этого делать.
Человек был раздосадован:
–Откуда ты знаешь, ведь ты не выслушал меня?
Дервиш улыбнулся:
–Почему тогда ты пришёл ко мне, если думаешь, что я не знаю твоей проблемы и не могу воспринять её без твоего рассказа?

Теперь человек был смущён и обеспокоен одновременно.
–Тогда скажи мне, в чём моя проблема и это убедит меня окончательно.
–О, несчастный! Если я покажу тебе, что знаю твою проблему, я отклонюсь от Служения и стану простым фокусником.
–Тогда, – сказал человек, – просто дай мне решение моей проблемы.
–Я только что сделал это.
–Но я не понимаю! Я не слышал ничего, что было бы похоже на решение моей проблемы!
–Тогда ступай своей дорогой и ищи ответ в другом месте.
Человек ушёл и скитался несколько месяцев, ища у всех разъяснений. Вскоре до него дошло, что его проблема – эгоцентризм, и дервиш указывал ему на неё. Это была его настоящая проблема, а не та, о которой он всё время думал. В городе, отдалённом от того, в котором произошёл их первый диалог, они повстречались снова.
–Я осознал мудрость твоих слов и хочу отплатить тебе за служение.
–Ты уже отплатил тем, что рассказывал всем о нашем разговоре, ты помогал учению. Сам того не желая, ты служил яркой иллюстрацией глупости и запутанности. Ты был похож на человека, в голове которого застряла стрела (которую все, кроме него, могли видеть), думающего, что головная боль – следствие трудности проблем, о которых он размышляет. В этом было твоё служение. Как я уже говорил, ты, думая, что служишь себе, служил истине, и истина освободила тебя.
Однако ты служил не только истине, но и самоодержимости, а не себе, как ты думал. На самом деле кто угодно может заставить тебя служить чему угодно – ему достаточно убедить тебя, что ты служишь себе.
Человек сказал:
–Послушай, если я не могу судить по наружности и не имею внутреннего ощущения, что мне делать, когда рядом со мной нет понимающего человека, такого как ты?
–Не то, чтобы совсем не можешь, – отвечал суфий, – я говорил лишь, что думать, что то, что выглядит одинаковым и есть одинаково – это не основа для обучения, а всего лишь повод для размышлений. Внешность может быть обманчива, а может быть, и нет. Учитель поможет тебе воспитать понимание, которое, как толкует поверхностное, так и воспринимает внутреннее. Если ты ищешь знаний через внешние формы, ты не ищешь понимания. Если ты хочешь вишен, зачем ты ищешь алмазы?

Собрание свихнутых

«Здравствуйте! Добро пожаловать на собрание коллекционеров! Сегодня здесь собрались коллекционеры разных направленностей и пристрастий. Каждый из них принес и продемонстрирует свою уникальную коллекцию! И что бы это ни было: коллекция окаменелостей или коллекция трамвайных билетиков – все это имеет большую ценность. И сейчас я …объявляю об открытии собрания коллекционеров!»

Ведущий закончил читать свою речь, написанную вчера ночью за две с половиной минуты, сложил листочек пополам и засунул его в карман мятых брюк.

Собрание началось. В зале вдоль стен был поставлены столики, за которыми и располагались коллекционеры со своими причудливыми коллекциями безделиц:
сдутых шариков, пуговиц, коробочек из-под «древнекитайских» сигарет, пластмассовых пупсов, жвачек знаменитостей, колпачков, бутылок, стикерсов, битых часов, старых фотографий, штанов в клетку 40-ого размера, очков, стульев, кисточек, зажигалок, фонариков, птичьих костей и даже ржавых утюгов.

— Собрание не коллекционеров, а свихнутых, — подумал ведущий, наблюдая из-за кулис.

Потом он вернулся в гримерную, умылся, снял фиолетовую бабочку и неторопясь отправился к выходу.
Откуда-то издалека все еще слышались крики: «превосходно», «замечательно!», «оригинальная коллекция зубочисток!».
— Противно! – подумал ведущий, выходя на улицу.
Сам он не был коллекционером.
У него были одни брюки 52-ого размера,
одни битые часы на руке и всегда одно настроение:
— Дождь, черт его побери…

Чертов Палец

Мужчины и Женщины

Как-то привели к мудрецу одного юношу и сказали; «Смотри, вот один из тех кого испортили женщины!» Мудрец покачал головой и улыбнулся. «Это мужчины, — воскликнул он, — портят женщин, и все, в чем грешат женщины, должно искупляться и улучшаться в мужчинах, ибо мужчина сотворяет себе образ женщины, а женщина создается по этому образу.»

-«Ты слишком снисходителен к женщинам, — сказал кто-то из стоявших рядом, — ты их не знаешь!» Мудрец ответил: «Свойство мужчины — воля, свойство женщины — уступчивость: таков закон полов, поистине суровый закон для женщины! Все люди не виноваты в том, что они таковы, а женщины и вдвойне не виноваты: у кого хватило бы бальзама и милосердия к ним!» — «Как бальзама! Как милосердия! — вскричал кто-то еще из толпы. — Женщин надо лучше воспитывать!» — «Воспитывать лучше нужно мужчин,» — ответил мудрец и кивнул юноше, чтобы тот последовал за ним. — Но юноша за ним не последовал.

Ф.Ницше

Уныние это грех

Уныние- это тягчайший грех- говаривал рабби Нахман,- счастье всегда следует за тем, кто весел. Вот послушайте историю про одного землекопа, который едва сводил концы концами, зарабатывая на жизнь тяжелым трудом, но никогда не унывал.

Однажды, он нашел в земле алмаз и обрадовался, что настал конец его мучениям. Он понес алмаз ювелиру, тот оценил его очень высоко, но сказал, что у него нет средств купить его и что только Лондонские ювелиры смогут заплатить нужную сумму за алмаз. У землекопа не было денег на такое путешествие, но он не унывал,- недолго думая, он продал свое жалкое имущество, купил дорожную сумку и приличную одежду и отправился в порт, чтобы сесть на корабль, но выяснилось, что за билет на пароход тоже нужно заплатить, а денег у него больше не было. Но и тогда он не расстроился, а показал капитану алмаз и сказал, что рассчитается с ним, когда приедет в Лондон. Капитан принял его за богача, отвел ему самую лучшую каюту с видом на море и приказал подавать ему лучшие блюда. Землекоп сидел в своей каюте, ел вкусные блюда и любовался алмазом, и у него от этого поднималось настроение- а нет ничего лучше для пищеварения чем хорошее настроение.

Однажды, он ел, любуясь алмазом, и задремал, в каюту вошел уборщик, снял скатерть и вытрусил крошки вместе с алмазом в море. Землекоп проснулся и понял, что он в ловушке- без денег и алмаза едет в Лондон и даже нечем заплатить за проезд – капитан убьет его и будет прав. Но он по-прежнему вел себя как будто ничего не произошло- казался веселым и неунывающим и капитан ничего не подозревал.
Однажды капитан сказал ему: — Я собираюсь купить в одном из портов пшеницу, продать ее в Лондоне и получить большую прибыль, но я хочу избежать налогов, сделай мне одолжение- позволь мне купить пшеницу на твое имя, я тебе хорошо заплачу за беспокойство. Бедный землекоп согласился и капитан сделал как сказал, но когда корабль прибыл в Лондон, капитан скоропостижно умер и землекоп выручил много денег за груз пшеницы. Видите,- заключил рабби Нахман, — как важно всегда казаться веселым и счастливым?

Убить страх

Однажды воины одного племени шли через узкое тёмное ущелье и услышали впереди за поворотом странный пугающий шорох.

Вождь послал вперёд самого смелого воина, посмотреть, что там. Прошло некоторое время, и воин вернулся из-за поворота, весь окровавленный; он смог только сказать: «Там был пещерный медведь, я убил его!», — затем упал и умер. Но шорох не смолк, и встревоженный вождь послал другого воина посмотреть, что же теперь шуршит.

Второй разведчик тоже вскоре вернулся весь в крови, прошептал: «Там прятался тигр, я его убил!», — и тоже умер. Но шорох не смолк, и воины племени встревожились ещё больше, никто не хотел идти дальше. Тогда вождь решил послать самого никчемного из своих воинов. Тот отсутствовал всего несколько минут, а затем шорох смолк. Воин появился из-за поворота, держа за хвост убитую крысу: «Путь свободен, можно идти».

Этот воин стал считаться величайшим героем племени. Ибо всякий мужчина может отыскать и убить прячущегося тигра. Но не всякий сможет опознать и убить страх.

Песня, подаренная морем

Оно было обречено изначально.

Белыми зубами пены оно сражается с захватчиками. Темные мысли последователей больно рвут ее поверхность.

Глупые люди обезличили его, дав имя Море. Средний род лишь в русском языке, но весь мир поступает так, будто оно низшее, бесправное существо. Да и не существо вовсе. Они предъявляют свои права на него, делят на части, словно пирог.

Но если прислушаться, то можно понять о чем плачет море, какие чувства бушуют внутри, чему сопротивляется и поет темными ночами.

Можно отдать морю душу…. Можно…

Если тебе плохо, просто посмотри на него, посмотри не глазами, а душой, сердцем… Постепенно почувствуешь, как его нежные пальцы ласково касаются твоего сознания, бережно будто оно самое дорогое, что у него есть. Ты подхватываешь песню подаренную тебе морем. Оно поет лишь для тебя, только для тебя… каждый раз, но ты слишком занят, чтобы вслушиваться в нее.
Это твоя песня, песня, подаренная тебе морем. Больше не существует ТЫ, Я, ОНИ, есть только море, в котором растворились твои беды, страхи, желания, стремления. Море очищает тебя, смывая всю грязь, а потом бережно возвращает тебе твое сознание. И ты словно ребенок, родившийся несколько минут назад.

Понимая, что каждый может слышать море, пытаешься кричать: «Люди! Оторвитесь от самих себя, просто посмотрите на море!», но они все равно тебя не слышат, они глухи и слепы.

К тебе приходит знание, что Море – это вовсе не средний род, это не обезличенное существо, это Женщина. И имя ей Она.

Skripka

Притча о Майе

иллюзии

Однажды Нарада (ученик Кришны) сказал Кришне:

— Господи, покажи мне майю (иллюзию).

Прошло несколько дней, и Кришна предложил Нараде совершить с Ним путешествие в пустыню. Пройдя несколько миль, Он сказал: — Нарада, Я хочу пить; не можешь ли принести мне воды?
— Подожди немного; я пойду достану ее.

И Нарада ушел. Неподалеку была деревня; он вошел в нее и постучал в одну дверь. Она открылась, и на пороге показалась прекрасная молодая девушка. При виде ее он тотчас забыл, что его учитель ждет воды и, может быть, умирает от жажды; забыл все и стал болтать с девушкой. Весь этот день он не вернулся к учителю. На следующий день опять был в том же доме и болтал с девушкой. Разговоры перешли в любовь. Он просит отца девушки выдать ее за него; они поженились, и имели детей. Так прошло двенадцать лет. Его тесть умер; он наследовал его имущество и жил очень счастливо в своем доме, окруженный женою, детьми, полями, скотом и проч. Но вот случилось наводнение. Однажды ночью река поднялась, вышла из берегов и затопила всю деревню. Дома начали рушиться, люди и животные тонули, и все уносилось стремительным потоком. Нарада должен был бежать. Одною рукою он вел жену, другою — одного из детей; второй ребенок сидел у него на плечах. Так он пытался перейти вброд страшный разлив.

Течение оказалось, однако, слишком сильным, и едва он сделал несколько шагов, как ребенок, сидевший у него на плечах, упал, и его унесло. Нарада испустил крик отчаяния и, стараясь спасти этого ребенка, выпустил из рук того, которого вел; и этот тоже погиб. Наконец, его жена, которую он изо всей силы прижал к себе, чтобы спасти хоть ее, была оторвана от него потоком, и он один выброшен на берег. С рыданиями он упал на землю и горько жаловался. Как вдруг почувствовал легкое прикосновение и услышал:

— Где же вода, дитя мое? Ты ушел ведь, чтобы принести мне воды, и Я жду тебя уже около получаса!.

Отец и сын

Как-то раз один человек вернулся поздно домой с работы, как всегда усталый и задёрганный, и увидел, что в дверях его ждёт пятилетный сын.

—Папа, можно у тебя кое-что спросить?
—Конечно, что случилось?
—Пап, а сколько ты получаешь?
—Это не твоё дело! — возмутился отец. — И потом, зачем это тебе?
—Просто хочу знать. Пожалуйста, ну скажи, сколько ты получаешь в час?
—Ну, вообще-то, 500. А что?
—Пап… — сын посмотрел на него снизу вверх очень серьёзными глазами. — Пап, ты можешь занять мне 300?
—Ты спрашивал только для того, чтобы я тебе дал денег на какую-нибудь дурацкую игрушку? — закричал тот. — Немедленно марш к себе в комнату и ложись спать!.. Нельзя же быть таким эгоистом! Я работаю целый день, страшно устаю, а ты себя так глупо ведешь.

Малыш тихо ушёл к себе в комнату и закрыл за собой дверь. А его отец продолжал стоять в дверях и злиться на просьбы сына. «Да как он смеет спрашивать меня о зарплате, чтобы потом попросить денег?»

Но спустя какое-то время он успокоился и начал рассуждать здраво: «Может, ему действительно что-то очень важное нужно купить. Да чёрт с ними, с тремя сотнями, он ведь ещё вообще ни разу у меня не просил денег». Когда он вошёл в детскую, его сын уже был в постели.

—Ты не спишь, сынок? — спросил он.
—Нет, папа. Просто лежу, — ответил мальчик.
—Я, кажется, слишком грубо тебе ответил, — сказал отец. — У меня был тяжелый день, и я просто сорвался. Прости меня. Вот, держи деньги, которые ты просил.

Мальчик сел в кровати и улыбнулся.

—Ой, папка, спасибо! — радостно воскликнул он.Затем он залез под подушку и достал еще несколько смятых банкнот. Его отец, увидев, что у ребенка уже есть деньги, опять разозлился. А малыш сложил все деньги вместе, и тщательно пересчитал купюры, и затем снова посмотрел на отца.

—Зачем ты просил денег, если они у тебя уже есть? —проворчал тот.
—Потому что у меня было недостаточно. Но теперь мне как раз хватит, — ответил ребенок. —Папа, здесь ровно пятьсот. Можно я куплю один час твого времени? Пожалуйста, приди завтра с работы пораньше, я хочу чтобы ты поужинал вместе с нами.

Нашел у SergeyBiryukov.ru

Ты состязаешься

Ты состязаешься… но жизнь – каскад провалов.
Твоя борьба – борьба с самим собой!
Уверенности в силе своей мало,
Но ты противник… и вступаешь в бой!

Всё время рвёшься, рвёшься на свободу…
Хоть платишь одиночеством порой,
Вздымая всплеском руки к небосводу.
Вот только за товарищей «горой».

Ты склонен замыкаться в скорлупе…
И хочешь, чтобы все считались с этим.
Ты долго думаешь, пытаясь всё успеть
Но часто аверс всё решает на монете.

Любовь твоя всегда, как истязанье,
И ты не чужд всех бешеных страстей.
А может не хватает состраданья…
Но объективен ты — поэтому ничей.

Ты состязаешься…

Неизвестный автор

Жизнь

«Жизнь коротка, — так дай же волю ей!
Умно бывает подстригать деревья,
Но обкорнать себя — куда глупей!»

Омар Хайам