Грязная дорога.

Дзенская притча

Тандзан и Экидо шли однажды по грязной дороге. Лил проливной дождь. Проходя мимо перекрестка, они встретили красивую девушку в шелковом кимоно и шарфе, которая не могла перейти через рытвину. «Идем, девушка,»- сказал Тандзан сразу же. Он взял ее на руки и перетащил через грязь. Экидо ничего не сказал и молчал до тех пор, пока они не подошли к храму. Больше он не мог сдерживаться и сказал: «Нам, монахам, надо держаться подальше от женщин, особенно от молодых и красивых. Они опасны. Зачем ты сделал это?»
«Я оставил девушку там, — сказал Тандзан.- а ты все еще тащишь ее?»

Все в наших руках

Великий японский воитель Нобунага решил однажды атаковать врага, который десятикратно превосходил числом его солдат. Он знал, что победит, но солдаты его уверены не были. В дороге он остановился у синтоистского храма и сказал:
— Когда я выйду из храма, то брошу монету. Выпадет герб – мы победим, выпадет цифра – проиграем сражение.
Нобунага вошел в храм и стал безмолвно молиться. Затем, выйдя из храма, бросил монету. Выпал герб. Солдаты так неистово ринулись в бой, что легко одолели врага.
— Ничего не изменить, когда действует рука судьбы, — сказал ему адъютант после сражения.
— Верно, не изменить, — подтвердил Нобунага, показывая ему поддельную монету с гербами на обеих сторонах.

Ходжа Насреддин и верующие

Однажды ходжа Насреддин, взойдя на кафедру в Акшехире для проповеди, сказал: «Верующие, знаете ли вы, что я хочу вам сказать?» Ему ответили: «Нет, не знаем». Тогда ходжа сказал: «Раз вы не знаете, так что мне вам и говорить?» С этими словами он сошел с кафедры и пошел своей дорогой.
Когда в следующий раз он снова взошел на кафедру и предложил тот же вопрос, община ему ответила: «Знаем». — «Ну, коли вы знаете, значит, мне нет надобности и говорить». Так сказал ходжа и опять удалился. Община, пораженная, решила, если ходжа взойдет еще раз на кафедру, ответить: «Одни из нас знают, а другие нет».
Поднявшись как-то опять на кафедру, ходжа по обыкновению обратился к народу со своим вопросом. Ему ответили: «Одни из нас знают, другие нет». Ходжа, сохраняя на лице серьезность, воскликнул: «Великолепно! Пусть тогда те из вас, кто знает, расскажут тем, которые не знают».

Главное цель

Вслух же она спросила:
— Скажите пожалуйста, куда мне отсюда идти ?

— А куда ты хочешь попасть? — ответил Кот.

— Мне все равно … — сказала Алиса.

— Тогда все равно куда идти, — заметил Кот.

-…только бы попасть куда-нибудь, — пояснила Алиса.

— Куда-нибудь ты обязательно попадешь, — сказал Кот. — Нужно только достаточно долго идти.

Льюис Кэрролл

Твой путь

…истинный мастер никогда не даст вам правил, — он даст вам глаза. Он никогда не укажет путь, никогда не скажет — «это путь, следуй ему». Он просто дает вам свет и говорит — «теперь бери свет и иди во тьму, и этот свет укажет путь». Фальшивый мастер всегда дает вам карту — «это — карта, не заблудись, следуй карте». Он никогда не даст вам света. Если у вас есть свет, тогда нет нужды в карте, — вы найдете свой путь.

…если ты готов учиться, тебе не понадобятся ни книги, ни наставники… достаточно Внимания ко всему что происходит вокруг тебя…
…учителей мы ищем потому, что не верим себе, и нам нужен кто-то, кто поддержал бы нас, дал совет, и на кого можно свалить ответственность в случае неудачи.

…иногда, учитель всё таки нужен — но лишь для того чтобы толкнуть, пнуть тебя, если ты боишься сделать шаг сам.

История про луну

Всем ищущим истину посвящается

Ночь. Hа улице стоят два человека.
— Чему вы улыбаетесь? – спрашивает один дpyгого.
— Да вот, любуюсь Луной.
— Чем любуетесь?
— Луной, – человек показывает на Лyнy пальцем, но его собеседник даже не поднимает головы.
— Какой Луной? – спрашивает он.
— Да вот же она, – удивляется человек, – прямо перед вами, желтая такая.
— Желтая?! О Боже. Надо комy-нибyдь рассказать.

Через полчаса вокpyг человека собирается толпа.
— Учитель, расскажи нам о Луне, – робко просит делегат от толпы.
— Какого лешего тут рассказывать? – горячится человек. – Поднимите головы и все увидите сами.
Кто-то, не отрывая от человека преданных глаз, торопливо пишет в своем блокноте: «Стоит лишь поднять голову — и взоpy откроется Луна, желтый кpyг на фоне черного неба…»
— Ты чего это пишешь? – настороженно спрашивает человек.
— Кто-то должен сохранить учение для потомков, а если не я, то кто?
— Какое, в задницу, учение?! ПРОСТО ПОДЫМИ ГОЛОВУ!!!
«Поднять голову — не сложно, а просто…» – вновь начинает строчить новоявленный евангелист, но человек бьет его снизу кулаком в подбородок и перед глазами пишущего мелькает желтое пятно.
— Что это было, Учитель???
— Луна.
— Боже, я увидел Лyнy. Я увидел Лyнy! Лyнy!!!
— Он увидел Лyнy, – волнуется толпа и начинает водить вокpyг потирающего подбородок лyновидца хоровод. Человек, между тем, машет на все это дело pyкой и уходит прочь, любуясь полнолунием.

Через две тысячи лет кто-то читает Лунное Евангелие и тяжело вздыхает: «А толкy-то, – думает он. – В те времена Учитель был рядом и всегда мог дать тебе по зубам в нужный момент. Hекотоpые, правда, yтвеpждают, что они собственными глазами видят Лyнy каждую ночь, но кому можно верить в наше время? А, может, и вообще – сказки все это, вот чего я вам скажу…

Драконы и принцессы

«Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни одного храброго рыцаря, ни единой принцессы, пробирающейся тайными лесными тропами, очаровывая своей улыбкой бабочек и оленей.
Нам кажется, что наш век отделяет от тех сказочных времен какая-то граница, и в нем нет места приключениям. Судьба,.. эта дорога, простирающаяся за горизонт… призраки пронеслись по ней в далеком прошлом и скрылись из виду…
Как замечательно, что это не так! Принцессы, рыцари, драконы, очарованность, тайны и приключения… они не просто рядом с нами, здесь и сейчас, — ничего другого и не было никогда на земле!»

Ричард Бах — «Мост через вечность»

В животе беременной женщины разговаривают двое младенцев…

В животе беременной женщины разговаривают двое младенцев. Один из них – верующий, другой – неверующий

Неверующий младенец: Ты веришь в жизнь после родов?

Верующий младенец: Да, конечно. Всем понятно, что жизнь после родов существует. Мы здесь для того, чтобы стать достаточно сильными и готовыми к тому, что нас ждет потом.

Неверующий младенец: Это глупость! Никакой жизни после родов быть не может! Ты можешь себе представить, как такая жизнь могла бы выглядеть?

Верующий младенец: Я не знаю все детали, но я верю, что там будет больше света, и что мы, может быть, будем сами ходить и есть своим ртом.

Неверующий младенец: Какая ерунда! Невозможно же самим ходить и есть ртом! Э
то вообще смешно! У нас есть пуповина, которая нас питает. Знаешь, я хочу сказать тебе: невозможно, чтобы существовала жизнь после родов, потому что наша жизнь – пуповина – и так уже слишком коротка.

Верующий младенец: Я уверен, что это возможно. Все будет просто немного по-другому. Это можно себе представить.

Неверующий младенец: Но ведь оттуда ещё никто никогда не возвращался! Жизнь просто заканчивается родами. А вообще, жизнь – это одно большое страдание в темноте.

Верующий младенец: Нет, нет! Я точно не знаю, как будет выглядеть наша жизнь после родов, но в любом случае, мы увидим маму, и она позаботится о нас.

Неверующий младенец: Маму? Ты веришь в маму? И где же она находится?

Верующий младенец: Она везде вокруг нас, мы в ней пребываем и благодаря ей движемся и живем, без нее мы просто не можем существовать.

Неверующий младенец: Полная ерунда! Я не видел никакой мамы, и поэтому очевидно, что ее просто нет.

Верующий младенец: Не могу с тобой согласиться. Ведь иногда, когда все вокруг затихает, можно услышать, как она поет, и почувствовать, как она гладит наш мир. Я твердо верю, что наша настоящая жизнь начнется только после родов.

А ты?

Это хорошо

У одного африканского короля был близкий друг, с которым он вместе вырос.
Этот друг, рассматривая любую ситуацию, которая когда-либо случалась в его жизни, будь она позитивная или негативная, имел привычку говорить: «Это хорошо!»
Однажды король находился на охоте. Друг, бывало, подготавливал и заряжал ружья для короля. Очевидно, он сделал что-то неправильно, готовя одно из ружей. Когда король взял у своего друга ружьё и выстрелил из него, у него оторвало большой палец руки. Исследуя ситуацию, друг как обычно изрёк: «Это хорошо!»
На это король ответил: «Нет, это не хорошо!», — и приказал отправить своего друга в тюрьму.
Прошло около года, король охотился в районе, в котором он мог, по его мнению, находиться совершенно безбоязненно. Но каннибалы взяли его в плен и привели в свою деревню вместе со всеми остальными. Они связали ему руки, натаскали кучу дров, установили столб и привязали короля к столбу. Когда они подошли ближе, чтобы развести огонь, они заметили, что у короля не хватает большого пальца на руке. Из-за своего суеверия они никогда не ели того, кто имел ущербность в теле. Развязав короля, они его отпустили.
Возвратившись домой, он вспомнил тот случай, когда он лишился пальца, и почувствовал угрызения совести за своё обращение с другом. Он сразу же пошёл в тюрьму, чтобы поговорить с ним.

— Ты был прав, — сказал он, — это было хорошо, что я остался без пальца.

И он рассказал всё, что только что с ним произошло.

— Я очень жалею, что посадил тебя в тюрьму, это было с моей стороны плохо.
— Нет, — сказал его друг, — это хорошо!

— Что ты говоришь? Разве это хорошо, что я посадил своего друга на целый год в тюрьму?
— Если бы я не был в тюрьме, то был бы там вместе с тобой. -ответил друг.

Новогоднее чудо

— Вот почему-то ждут в Новый год-д-д чуд-д-да… А в принципе, чем этот день отличается от других? Вот часы уже пробили двенадцать, а ничего не произошло. Как хотелось в тепло, так и хочется… — воробей шевельнул озябшими лапками и посильнее нахохлился.
Он сидел на краю скамейки, дрожал от холода и с надеждой смотрел вдаль, на заснеженный город.
— М-д-д-да, похоже, в этом году мне сужд-д-дено замерзнуть. А так не хочется! Может, все-таки произойдет что-то д-д-диковиннве? Ой, кошка подбирается… — воробей слабо повел крылом, но взлететь не смог — слишком сильно промерз.
Кошка подошла ближе и остановилась, глядя хитрыми желтыми глазами прямо в душу воробья.
— Ты чего? — наконец не выдержал тот.
— Жду, — промурлыкала в ответ кошка. — Все говорят, чудо должно произойти. Вот и жду его.
— Хочешь меня съесть? — равнодушно спросил воробей. Ему уже было все равно, так он замерз.
— Не-е-ет, — протянула кошка, — это не будет чудом. Я подожду.
— Ну, давай тогда ждать вместе, — воробей нахохлился еще сильнее.
Кошка подобрала под себя лапки и пристроилась на люке — там было потеплее.
— А ты чего жмешься? — взглянула она на дрожащего воробья. — Замерз, что ли?
— Д-д-дзамерз… — еле выговорил тот.
— Бедолажка, сочувственно пробормотала кошка, — иди сюда, тут теплее.
Воробей несмело прыгнул вниз, поковылял к люку и тихонько примостился рядом с кошкой. Та глянула искоса, хмыкнула что-то неопределенное и подгребла воробъя лапой к груди.
— Тут тебе теплее будет, — пояснила она онемевшему от ужаса собеседнику. — Прижмись покрепче.
— А когда будет чудо? — спросил воробей, обнимая кошку крыльями.
— Не знаю. Но очень хочется посмотреть на него. Подождем? Ты ведь не торопишься?
— Не-а… Подождем. Я еще никогда не видел чудес! — воробей немного отогрелся и стал разговорчивым. — Интересно, а какие они, эти чудеса?
Кошка посильнее прижала его к груди и тихонько запела песенку. Воробей высунул голову наружу, боясь проглядеть чудо, и стал ей подпевать.
Так они и ждали. Ждали чуда, которое произошло, но пока осталось незамеченным.

*

Автор неизвестен