Мы все заинтересованы в том, что бы игра продолжалась



Мы все заинтересованы в том, что бы игра продолжалась. Сколько бы мы ни говорили, что хотели бы решить все проблемы, мы не посмеем решить все проблемы — ведь тогда не останется ничего, что мы могли бы делать.

Ваш военно-промышленный комплекс понимает это очень хорошо. Именно поэтому он всячески сопротивляется любой попытке установления пацифистского правления где бы то ни было.
Ваше здравоохранение также хорошо понимает это. Именно поэтому оно непреклонно сопротивляется любому новому чудесному лекарству или прибору, не говоря уже о чудесах как таковых, — оно должно, оно вы-нуждено это делать для своего собственного выживания.
Вашему религиозному сообществу это также отлично известно. Именно поэтому они неизменно атакуют любое определение Бога, которое не подразумевает страха, осуждения, воздаяния, равно как и любое определе-ние «Я», которое не подразумевает их собственной идеи единственного пути к Богу.

Если Я скажу тебе: «Ты есть Бог», где тогда окажется религия?
Если Я скажу тебе: «Ты уже исцелен», где окажутся наука и медицина?
Если Я скажу тебе: «Ты должен жить мирно», где окажутся миротворцы?
Если Я скажу тебе: «Мир исправлен», где окажется мир?
Что останется делать водопроводчикам?

Нил Дональд Уолш — Беседы с Богом





  • Тогда не будет водопроводчиков, докторов, военных, политиков. Но все они не владеют ситуацией, сама ситуация владеет всеми, она стала живой и управляет судьбами, Зеланд называл это «маятник», также это называют эгрегором — энергетическим паразитом, оно живет за счет энергии своих последователей