Он вышел из Нила…


Жаркий южный ветер принес запах пустыни — сухой, пряный. Рамсес жадно втянул пустыню ноздрями и словно ощутил присутствие чужеземцев. Полчища врагов теснились у границ царства. Время требовало битвы, время требовало жертв.
Не посрамить память отца Сети, не погубить Египет. Эти мысли сводили Рамсеса с ума. Его войско стояло у границ в полной готовности, но силы противника были больше. Еще никогда фараон не чувствовал себя таким слабым и нерешительным.

Рамсес посмотрел в небо, где кружила темная точка. Далекая, неизвестная птица. Бог Ра в своей золотой ладье рассекал голубой океан. День подходил к своей середине. Пройдя по каменной площадке, фараон спустился по ступеням к воде. Нил нес свои воды с достоинством бога. Медленно течение уносило прочь отраженное небо и птиц в нем.
«О, Амон, отец всех царей, помоги мне принять решение», — взмолился Рамсес Нилу. «О, Хонсу, ведающий временем, отсрочь момент гибели Египта…..».

Всплеск воды оборвал его молитву. Солнце ласкало воды реки, узкую лодку и гребца. Стражи из гвардии фараона не шелохнулись, точно застыв. Недовольно покосившись на охрану, Рамсес одновременно удивленно смотрел на гребца, который уверенно стоял в ладье и ритмичными красивыми движениями рассекал воду, сокращая расстояние до каменного портика.

Гибкое, изящное тело молодого гребца, прикрытого лишь полосой белой ткани вокруг бедер, казалось продолжением изукрашенной ладьи. От каждого движения под лилейной кожей напрягались мускулы, рассказывая о силе юноши. Много чужеземцев повидал Рамсес — черных как ночь, желтых и смуглых, но еще не видал людей с такой светлой кожей, словно светящихся изнутри.

С высоко поднятой головой ступил на берег нежданный гость. Ясно и спокойно посмотрел в глаза фараона, окунул в небо своих глаз. Темные косы точно по придворной моде, обрамляли прекрасный и совершенный лик. И трудно было сказать мальчик ли это, готовый стать юношей или зрелый мужчина, все еще хранящий свою юность. Только тонкие шрамы на левой стороне лица выдавали в нем воина.
-Кто ты? — спросил Рамсес, и сам не узнал собственного голоса.
-Ты просил совета. Я тот, кто может его тебе дать.
Голос гостя был теплым как руки Ра, плавным, словно течение Нила, а слова звучали как вода в храме Возрождающегося. Сердце фараона остановилось.
— Ты пойдешь только со своей гвардией к реке Оронт и разобьешь лагерь, — велел юноша, а взгляд его синих нездешних глаз стал серьезным. — Если хочешь сохранить Египет. Ты будешь окружен и оставлен своей стражей, все покинут тебя, в ужасе бежав от смерти. Но ты победишь. На колеснице своей стоя среди тысяч врагов, будет Амон пред тобой и позади тебя, и защитит тебя, поразив армию неприятеля. И будешь ты словно Ра, восходящий ранним утром. Все это будет, если только осмелишься принять от меня дар.
Одними краешками губ улыбнулся юноша, храня в улыбке тайны мира, и протянул сверкающий широкий браслет Рамсесу. Тот был послушен и позволил надеть подарок себе на правую руку.
-Лишь коснешься рукою моего подарка и враг будет повержен. Силы Амон-Ра защитят тебя. Египет будет спасен.
-О, боги! Кого я должен благодарить, — смог проговорить фараон.
-Время, только время.
Спустившись в ладью, юноша взялся за весло и оттолкнулся от берега. Ра ласково светил ему в спину, а небо дарило синеву. Юноша скользил по глади Нила, таял в нем и в солнечном свете.
Губы Рамсеса растянулись в улыбке.
-Хонсу…. Египет спасен….

Голос

О чем еще Собиратель звёзд:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *