Созерцая жизнь


RAZtX2IECgM

Куда мы спешим? Не пропустить бы Жизнь…

Как это обычно бывает по утрам, сломя голову я спешил на работу. Ловко маневрируя между лужами, поспешно пересекал дворовую площадку. Неожиданно боковым зрением я увидел не обычную картину, которая заставила меня остановиться. В лучах солнечного света, прорывающегося сквозь зеленые кроны деревьев, стоял пожилой человек и умиротворенно кормил голубей.
Неторопливость, безмятежность и какое-то глубокое спокойствие этой сцены резко отличалось от привычно-бешенного ритма жизни. Я осторожно подошел и поздоровался. Это встреча пролила свет знания на многие тревожащие меня мысли…

Каждое утро, если позволяет здоровье, и располагает погода, Борис Степанович Лашевич идет за молоком, и по пути останавливается покормить голубей. Родился он в Киевской области 21 апреля 1921 года.

— Сколько я пережил, — вздыхает мой новый знакомый и начинает свой неторопливый рассказ…
— В детстве и юности было не до голубей, работа и работа, да много чего еще…. Вспоминается коллективизация – всех собирали в колхозы. У отца моего было немного своей земли, в колхоз идти он не хотел. Налогами душили, по все же не заставили пойти в колхоз. В 1932-1933 годах голод был (голуби вспорхнули и снова вернулись на землю). Люди умирали, умирали от голода. У моего дяди оставался бутыль с горохом и о спрятал ее в пчелиный улий. Пришла бригада «активистов», нашли и
отняли последний горох. Дядя умер. Вот так. Ужас был, просто ужас. Последнего мешочка
зерна лишали. Приходят в дом и долбят, ковыряют, ищут и забирают все. Говорили, у «кулаков» излишки забирают – у бедных людей отнимали последние крохи, оставляя умирать голодной смертью. Сколько несправедливости видел…

Голос Бориса Степановича задрожал, рука вытерла слезу. Голуби, словно желая прервать грустные воспоминания, воркуют у его ног.

— В 1936 году на, поляков, Сталин сорвал с насиженных мест, погрузил в вагоны и привез сюда в Казахстан. Мне тогда исполнилось 15 лет. Еще не успели прижиться на новом месте, как в 1941 году началась война. На фронт не брали, оставляли «по брони». Работал в сельском хозяйстве, был помощником бригадира тракторной бригады, трудились от зари до зори. Война закончилась. Проработал еще какое-то время на селе (жил в Келлеровском районе), решил что могу делать
и другую, более сложную работу и в 1958 году переехал жить в город Кокчетав. До пенсии работал по ремонту электрооборудования, якоря мотал на сепараторы, пылесосы. В автоматических устройствах подъемных механизмов хорошо разбирался.

Вот уже восемнадцатый год как умерла жена – «рак легких», — тяжело вздохнул Борис Степанович. Теперь живу один, сестра помогает, почти каждый день приходит и брат. Дочь в Германии, часто звонит и пишет. Второй год как врачи поставили мне диагноз «рак кишечника». В онкологической больнице уже ничего не хотят делать. Сказали — живите, сколько проживете. Сам себя лечу, поддерживаю разными лечебными средствами. Вот будет погода, если смогу, нарву лечебной травки. Не считаю себя бедным: и пенсию получаю, и запас в сберегательном банке есть, времени много, а здоровья нет – и жизни нет. А голуби … В них жизнь. Вам, молодым желаю здоровья и мира.

Под прощальный щебет птиц я уходил своей дорогой…Мой шаг замедлился, я шел и
наблюдал мир вокруг: любовался солнцем, вдыхал свежий утренний воздух, слегка влажный после ночного дождя. Я заметил, что в лужах, которые совсем недавно для меня были препятствиями, отражается небо. Слух ласкали птичьи голоса. В те минуты мне стало безразлично, успею ли я вовремя прийти на работу, тревожность исчезла, в душе поселился покой. Изменилось настроение, изменился ход мыслей…

Зачастую мы идем по жизненному пути так, будто собирается жить вечно. Живем, словно пишем черновик школьного сочинения, надеясь, что где-то там, впереди, нас ждет другая лучшая жизнь. В суете будней порой не замечаем и не ценим все то прекрасное, что имеем сегодня. Ценим ли мы свободу выбора — где нам жить? Ценим ли возможность выбора – какому делу посвятить себя? Ценим ли мы то, что у нас есть хлеб и нам не довелось испытать, что такое голод? Успеваем ли мы подарить улыбку и внимание любимому человеку? Замечаем ли мы, как растут наши дети? Как мы относимся к своему здоровью? Не забываем ли о своих родителях? Куда мы бежим? Может быть, пришло время остановиться и задуматься – так ли я живу?

Вспомнились размышления Стивина Ликока: «Меня удивляет то, как мы распоряжаемся жизнью. Едва научившись говорить, младенец лепечет: «Когда я стану большим мальчиком…» А что дальше? Большой мальчик мечтает: «Вот когда я стану взрослым…» Взрослый постоянно приговаривает: «Когда я женюсь». Но когда он женится, его отношение к жизни не меняется. Теперь он начинает постоянно твердить о том, как он выйдет на пенсию. Наконец, наступает вожделенный день, он выходит на пенсию и что же?  Оглядываясь на пройденный путь, он видит лишь бесплодную землю, над которой
пролетают холодные ветры – и ничего живого вокруг. Он понимает, что у него не было никакой жизни, что он прошел мимо нее, и теперь ничего не изменишь. Слишком поздно мы осознаем, что смысл жизни – в том, чтобы прожить ее, радуясь каждому дарованному нам дню и часу».

Дмитрий Пославский

О чем еще Собиратель звёзд:

  • Светлана

    Когда читала…словно все замерло в тишине, до звона в ушах…
    Часто думаю об этом живем мы Здесь и Сейчас…а так, словно будем жить Завтра, Потом…забывая или не считая нужным сказать людям, которые рядом с тобой — что мы их любим…успеем еще…а время ползет…идет…бежит…летит.

  • Да, нам всегда чего то не хватает, всегда что-то не сейчас, чуть позже, потом. Завтра, в следующий раз и т.п.
    Нет, перераспределять дела по времени не плохо, главное что бы это не превратилось в стиль жизни.
    Жизнь в стиле потом..))