Суть близких отношений в том, чтобы оставаться собой



Фото: Andrew Vasiliev
Фото: Andrew Vasiliev

Иногда так случается, что какой-то человек внезапно облегчает нашу душевную боль и немного смягчает наши раны. Например, начинает о нас заботиться, когда мы не можем сделать это сами. Или видит и принимает нас так, как никогда не принимали родители. Или дает ту степень близости, в которой мы нуждаемся. Иногда кто-то другой дает нам то, что нам очень надо и что мы сами себе дать не в состоянии.

И вот тогда случается, что отношения с этим человеком становятся сверхценными. Иногда это воспринимается как любовь Или как большая привязанность. Иногда как сильная дружба или зависимость. Но часто, когда есть сверхценные отношения, мы перестаем чувствовать себя свободно в этих отношениях. Начинаем ориентироваться на другого человека и делать все, чтобы «не испортить» или «сохранить» контакт.

Метафорически это можно описать как если бы кто-то держал руку на нашей ране, которая от этого не так болит и кровоточит. И мы бы тогда ориентировались не на то, куда нам хочется двигаться, а на то, как избежать расставания с этими руками, которые помогают. Мы стоим не шевелясь, лишь бы не почувствовать боль. Подстраиваемся и начинаем зависеть.

Часто в сверхценных отношениях мы по-настоящему начинаем подыгрывать другому человеку и теряем свободу выбора, потому что она может привести нас к боли. Если мы шелохнемся в сторону своих желаний, то есть риск, что ценный человек не захочет последовать с нами, и тогда мы снова окажемся один на один со своими проблемами, ранами, грустью и болью. И мы начинаем думать, как бы не сказать чего лишнего. Как бы не сделать, не обидеть, не расстроить и не потревожить. Как бы не разозлить. И в этот момент мы стремительно теряем спонтанность, живость и свободу. И, конечно же, привлекаем то, чего так боимся.

Наш партнер тоже чувствует сдержанные эмоции, потому что мы их сдерживаем. Он теряет интерес, потому что в нас нет творчества. Он теряет ощущения свободы, потому что мы невольно его контролируем. И это может привести к расставанию, которого мы так опасаемся. Еще более болезненному из-за того, что мы где-то в глубине души его ожидали. И вместе с болью от разрыва, как ни странно, приходит облегчение. Облегчение от того, что теперь не надо притворяться и можно снова быть собой. И снова в своей свободе мы готовы встретить кого-то, рядом с кем под влиянием страха расставания снова рискуем потерять свое творческое начало. Такое бывает со многими.

Но истинное предназначение близких отношений не в том, чтобы найти кого-то, рядом с кем не так больно жить, и замереть рядом с ним. Процесс взросления заключается в том, чтобы залечить свои раны и научиться заботиться о себе самостоятельно. Чтобы встретить человека как личность, а не как удобный нам набор качеств.

Суть близких отношений в том, чтобы оставаться собой, даже если это может принести душевную боль. Оставаться уязвимыми рядом с близкими другими, даже если мы точно не знаем, как они на это отреагируют. Делать шаг по своему пути, даже если мы не уверены, что другой человек составит нам компанию. В каждом следующем дне стараться быть чуть более настоящим, а не еще более удобным.

Суть в том, чтобы развивать степени свободы в отношениях, а не ограничивать. И в этой ситуации есть большой риск, что может быть больно и одиноко. Но есть и шанс, что произойдет настоящая любовь и близость. Когда без всяких попыток и напряжений с вашей стороны человек захочет идти вместе с вами. Когда случится что-то, чего вы не можете ожидать, спрогнозировать и проконтролировать. Случится настоящая любовь и встреча между людьми. Когда другой человек не будет незаменимым и сверхценным, а будет просто любимым и ценным. Не единственным на свете, но ясно выбираемым вами каждый день. Тогда вы можете быть уверены, что другой человек находится вместе с вами не потому, что вы его контролируете, а потому, что он сам желает этого каждый день.

Не в этом ли настоящее совместное счастье?

Аглая Датешидзе