Жить свою жизнь — взахлёб и нараспашку

Вот бородатый парень в расстёгнутой потёртой куртке идёт по набережной, медленно, закрывая глаза и закидывая голову наверх. Интересно, что у него в плеере. Вот дети после садика носятся друг за другом на самокатах по кругу и обязательно валятся потом в весёлую кучу, как доминошки. Вот в солнечной части двора вылезают ростки спаржи и нарциссов. Ребята на Невском самозабвенно поют «Хали-гали, Паратрупер». Весна в городе.

Читать далее

«Да» и «нет» весят одинаково

«Подвезти тебя до автовокзала?» — спросила Хайди, пожилая швейцарка, подруга нашей семьи. Я собиралась в город с ее дачи, идти пешком до остановки километра 3-4, а потом ещё неизвестно сколько ждать маршрутку, а от автовокзала ходит много транспорта в город, да и гулять мне не очень хотелось.

Я хотела сказать: «Да, подвези, пожалуйста», — но в этом случае Хайди придётся переодеваться из дачных штанов, открывать ворота, выгонять машину из сада, тратить время и везти меня. И мне от этого жутко неловко, поэтому я начинаю мямлить что-то вроде: «Да нет, не надо, я пройдусь наверно…» Хайди чувствует противоречие между тем, что я говорю, и тем, чего мне хочется, и, немного раздражаясь, спрашивает ещё раз: «Так, может, всё-таки подвезти?»

Читать далее

Каждый делает лучшее, на что он способен

Каждый делает лучшее, на что он способен. На текущий момент.

И это очевидно, когда смотришь на успешных, эффективных и работоспособных, на тех, у кого всё под контролем. Но вот кто-то болен или переутомлён, и лучшее, что он может сегодня – лежать и смотреть в потолок. Кто-то разрывается между десятью вдохновляющими проектами и, возможно, не завершит не одного, но он старается, как может, идёт по зову сердца. Кто-то спасает тех, кто не просит о спасении, кто-то лажает, кто-то пьёт. Мы все очень разные и действуем из разных мотиваций. А ещё мы ничего толком не знаем, ни о судьбах других людей, ни о своей собственной.

Читать далее