Без рубрики

Техника внутренней безопасности

На молоденьком, молочном, снежке дрались четверо изрядно разогретых мужичков. Дрались по-уличному неловко, часто промахиваясь друг по другу. Больше кричали и кипятились, чем действительно бились. Редкие прохожие обходили их. Каждому было понятно, что вместе пили, потом вошли в стадию, когда необходимо прояснить неясные вопросы, были изгнаны охраной из ближайшей пивной, и вот теперь как могли, пытались достучаться друг до друга кулаками. Драка понемногу теряла смысл, бойцы устали и чаще просто сидели друг на друге, меняясь местами. И тут непонятно откуда вырос новый персонаж. Он похоже знал всех участников этого спектакля и по непонятной причине опоздал к началу. Высокий и худой, с ярко выступающим кадыком. Из породы людей, которые выпив, звереют и не могут уже остановиться. Подбежал к одному из лежащих на снегу и что есть силы ударил того ногой по лицу, затем врезал тому, кто сидел сверху. Через миг, снег окрасился кровью, а озверевший человек вбивал ногой лицо другого человека в землю. Мужики быстро опомнились, повалили долговязого на землю, пытаясь утихомирить. Драка была забыта и все силы брошены на то, чтобы усмирить взбесившегося приятеля.

Вот такая мизансцена к моему рассказу. Не очень может быть приятная, да гладкая. Я признаться, едва не бросился спасать тех мужичков от этого озверевшего типа, но его приятели подоспели раньше. Может и к лучшему. Как известно — дело тут семейное и любой вмешавшийся автоматически становится главной мишенью.

Читать далее

Пожелание перед путешествием

Мы обязательно приедем с тобой в те места, где ты бывала без меня.
Ты покажешь мне всё важное и самое, самое.
Расскажешь о том как тебе здесь было хорошо.
А нам будет еще лучше.
Ведь мы же вместе.
И дышим одним воздухом уже столько лет.
И точно знаем, что нравится другому.
Точно знаем.

Не будем ничего фотографировать.
Зачем?
Всё необходимое мы привезем в себе.
И будем просто рассказывать о том где мы были и что видели.
Умный знает — лучше один раз услышать, чем много раз увидеть.
А Мудрый точно знает — вернее рассказать, чем просто показать.
Ведь рассказ Живого человека он остается с тобой навсегда.
Как и всё, что удалось облечь в слова.

Перебивая друг друга, мы расскажем обо всем что было с нами.
Не утаив ничего и не сказав ни слова правды.
Хороший рассказчик, рассказывает каждый раз новую историю,
Напитывая проЖитое ароматом Настоящего.
А как тут удержать нить повествования, не придумав от себя?
Мы обязательно придем, привезем и расскажем.

auka

ППП (правило простого просветления)

Если человеком овладело желание духовного совершенства или просветления, то недалеко до беды. Уж очень качественно и добротно раскручена эта самая фишка. О том, что духовное просветление и есть главная цель человеческого бытия. Самое опасное в этом желание – его неопределенность. Объяснить толком, а ради чего собственно кладется на алтарь Жизнь, сказать никто не может. Но – круто! Как хорошо мне знакомы глаза ветеранов духовных поисков и практик. Ничего общего с чистотой и просветлением духа в них нет. А есть отчаяние и невозможность свернуть с этого пути. Уже источилась та основа на которой начинался духовный подвиг, и остановиться уже никак нельзя. Так и Живут, подпрыгнув, но так и не обретя…

Неужели это так трудно и так важно – духовно вознестиcь? И что двигало теми кто достиг этих вершин? Ведь есть же те, кто является компасом и ориентиром.
Движитель один. Да-да. Он хорошо описывается словом “Кураж”.
Кураж – это особенное состояние и запредельная готовность. Когда отбрасывается всё, что может помешать, отодвигаются сомнения, и принимается решение не имеющего обратной силы. Именно Кураж дал возможность достичь к чему шел человек.
Любое дело, которое делается с куражом, обречено на успех. Нет силы, которая могла бы восприпятствовать тому, кто действует с куражом. Что делает человек – не суть важно. Важен кураж. В нем главный и единственный секрет.

Читать далее

Звездоходцы

Иллюстрация:  Нино Чакветадзе

Мы ложились на санки, и наше путешествие начиналось…
В этом была самая большая несправедливость и самое труднопреодолимое препятствие. Звезды лучше всего видны в морозную зимнюю ночь. Примерно с полуночи.
Но именно в это время самый кусачий мороз. Да и кто отпустит двух мальчишек в такую холодину, на «ночь глядя». Поэтому оставался только вечер, часиков до восьми или девяти. Зима еще хороша тем, что темнеет рано, и звезды вспыхивают сразу, наливаясь, словно перезревшие вишни. Только зимой можно разглядеть самые мелкие звездочки и самые нечеткие созвездия. И хотя звезды падают не так часто, как в августе, но зато можно точнее разглядеть, как распарывает черное небо, стремительная сгорающая звезда.

Когда смотришь на звездное небо, то очень важно поменьше болтать. Те, кто не знают этого правила, обычно быстро устают, и не понимают, что может быть интересного в созерцании неба. Представляете на этой планете Живет много людей, которые ни разу (ни разу!) в Жизни так и не видели по настоящему звездного неба? Если молчишь, то очень скоро начинаешь слышать, как от неба идет «звездный шум». Его легко услышать, если просто замолчать и внешне и внутри. Позволить захватить себя этим тысячам мигающих огоньков. Тот, кто хотя бы раз слышал этот «шум» уже никогда и ни с чем его не спутает.

Что самое удивительное в звездных путешествиях, так это то, что ничего специально не нужно представлять и выдумывать. Только и нужно – позволить себе взлететь, или точнее сказать, разрешить, чтобы небо забрало тебя. И это по настоящему может быть опасным.

Звезды могут забрать тебя, твои мысли и не вернуть тебя прежнего. Но много опаснее Луна. От неё определенно можно сойти с ума…

А от чего скажите нельзя с ума не сойти? Да от чего угодно! Люди сходят с ума просто так – по ходу Жизни. Не слетав ни разу. Ни разу.

Тогда в нашем детстве от неба было невозможно спрятаться. Оно окружало нас круглые сутки. В городе человечество так озаботилось удобством и безопасностью, что закрылось от открытого неба…

Мы возвращались в натопленный дом, и пили чай. Свежезаваренный чай, который вкуснее всего именно после того как позволишь себе сотню-другую парсеков по открытому Космосу. Можно поговорить, поделиться впечатлениями.

Нам было чуть больше десяти. И эти «полеты» придумались сами. Не кому было нас научить такой премудрости. А потом я уехал доучиваться в город и фактически уже не вернулся в деревню. А друг мой Юрка как-то потерялся. Неожиданно быстро вырос, сходил в армию, а вернувшись так и не нашел себя. И однажды шагнул под стремительно летящий поезд.

Я, когда сейчас путешествую по звездам, то всегда о нем вспоминаю. Может быть, у него теперь больше времени и возможности побывать в самых далеких галактиках.

auka

Без рубрики

Осеннее небо – бездонно

Осеннее небо – бездонно.
Только росчерк лохматого пера, оставленный пролетевшим самолетом, и может хоть как-то обозначить границы.

Ни облачка.
Если смотреть в осеннее небо, то легко потеряться.
Оторваться от всего, что тебя держит.
Разделаться со всеми притяжениями и законами и … раствориться.
Только небо.

Размышлятелю нужна опора.
Хоть что-то, хоть какая-то пустяковина, чтобы воткнуть в неё первую мысль и уже, потом плести и плести бестолковую паутину размышлений.

Вот и след от самолета растаял.
Только небо. За которым … ни-че-го.
Густо наполненное пустотой ничего.

И если во что-то и упираешься мыслями, так только в то, что осталось за земле или когда-то на земле было услышано.
Не от того ли тоска, что так часто накрывает человека осенью?

Поднял голову, а над тобой только небо.

auka

Без рубрики

Размышлялки о Времени

Утро. Еще темно. Горизонт на востоке едва-едва подсвечен. А в разных домах, квартирах, палатках, шалашах, кораблях, автомобилях и так далее, начинают срабатывать будильники. Трезвонят молоточком механические, мелодируют на все лады электронные, включаются радио, музыкальные установки и телевизоры – нет им числа и не охватить ограниченным умом их разнообразие. Человечество просыпается.

А все будильники и поводы, по которым они срабатывают, объединяет одно – Время.

А что такое время? Слово, которое известно каждому? Что-то, что необходимо только человечеству и совсем не нужно Миру? Просто ли Время или многозначно и сложно?
Что мы на самом деле измеряем, когда говорим в терминах времени? Как давно известно, время? И так ли оно Жизненно необходимо каждому из нас? Существует ли объективное, независимое от конкретного человека Время, или все-таки время завязано на каждого из нас? Что случается со временем, когда умирает человек?
Ах, какие красивые вопросы! Они так хороши, что лично у меня даже нет никакого желания искать на них ответы. Красота – самодостаточна и часто не требует обязательного разъяснения.

Любопытно попробовать потрогать Время, заглянув в прошлое. Хотя тут нужна осторожность и понимание того, что видим мы прошлое искаженно. Особенно то прошлое в котором мы не Жили. Для людей Живших в семидесятые непонятно, то, как это время описывают и показывают, рожденные в восьмидесятые. А прошло-то всего — ничего тридцать лет! Шестидесятые, пятидесятые, сороковые и так далее – уже все меньше и меньше похожи на себя в изображении современников. А ведь уже была фотография и звукозапись и хроника. Мы можем вроде бы видеть то как оно тогда было? А видим на самом деле только то, что способны различить из нашего настоящего. Очки современности сильная штука, они преломляют любые явления и события. Что реально видит наш современник в прошлом лет на триста даже представить трудно.

И все-таки рискну. Делая поправки на то, что мало что знаю. Что-то додумаю, что-то придумаю – как уж получится.

Читать далее

Менуэт «Ах как бы я хотел»

Ах как бы я хотел научиться говорить.
Я бы тогда сразу, бросив всё,
Пешком отправился гулять по этой планете.
И говорил бы, говорил со всеми кого встретил на пути.
Люди в разных странах разговаривают на разных языках,
А говорят на одном.
Как же было бы здорово научиться говорить.

Ах как бы я хотел научиться писать.
Я бы сразу написал книгу.
Не очень толстую книгу, но такую
От которой нельзя было оторваться — пока не прочтешь.
Она бы, эта книга, начиналась неожиданно и так же
Неожиданно заканчивалась.
И каждому, кто её прочел, сразу бы захотелось её продолжить.
Вот какая бы это была книга.

Ах как я бы хотел научиться танцевать.
Всего только одно движение. Одно Па.
Но такое, от которого начинаются все прочие движения
От всех танцев на свете.
Я точно знаю, что такое Па существует.
Тот кто его знает просто стоит, а вокруг него все танцуют.
Вот какое это движение.
Главное движение от которого невозможно устоять.

Ах как бы я хотел, чтобы мне было триста лет.
И я бы сразу тогда стал мудрецом.
Для мудреца триста лет – младенческий возраст.
Ко мне бы в гости захаживала Вечность.
И мы сидели бы и говорили
А потом бы я писал
И танцевал под музыку звездного неба.
Но я уже стар для того чтобы стать мудрым.

Ах как бы я хотел. Еще очень многого.
Но если нельзя много, то хотя бы говорить, писать и танцевать.
Или может писать картины акварелью?
Сочинять музыку для флейты.
Или любить. Может любить достаточно?
Чтобы потом узнать секреты?
Ах как бы я хотел!!!

Auka

Между тенью и светом.

Наткнуться на удивительные глаза.
Прямо перед собой.
Буквально в метре.
И мелодия.
Так редко, когда в маршрутке играет именно «та музыка».
Забыв о приличии, пялишься в эти невероятные омуты глаз.
Смущаешь их обладательницу.
Но ничего пожелать с собой не можешь.
Потому, что совпало: и музыка и глаза.
Между тенью и светом.

Тянешь сколько можно.
Пропуская свою остановку.
Чувствуя, что должен дослушать эту мелодию
И непременно глядя в эти глаза.
Между тенью и светом.
Она уходит. Мелодия заканчивается.
Ты поднимаешь свое тело к выходу.
Расходитесь в разные стороны.
Уже не помнишь её лица.
Скоро новые впечатления сотрут и Послевкусье.
Останется что-то едва уловимое
Между тенью и светом.

auka

Без рубрики

Только небо

Вышел под открытое небо.
Задрал голову к звездам и пропал.
Потому что ты далеко от города.
Там, где ночью, звезды — настоящие хозяева пространства.

Прямо над головой молочная дорожка млечного пути.
И неизбежность.
Что-то рвется из тебя туда.
В эту бездонную пустоту, откуда на тебя смотрит небо.

Ты не знаешь ни одного созвездия.
Кроме ковша, который однажды запомнился и обесценил себя этим навсегда.
А остальные звезды – только в режиме свободного падения.
Падения вертикально вверх.
Серфинг с названием – только небо.

И странный звук который ты всегда слышишь, когда смотришь в небо.
Так звучит пространство, которое разрывается от скорости с которой ты падаешь в него.

Только небо.
Для тебя – всегда одинаково.
Ведь с точки зрения вечности время твоей Жизни слишком мало, для того, чтобы небо изменило рисунок.
С одной точки ты всю свою Жизнь видишь одно и тоже небо.
И любой другой тоже.

auka

Прямая связь с Богом

Гуляли по лесу и вдруг странное желание – пойти босыми по заросшей травой дорожке.
Трава мягкая, чуть прохладная.
Босая нога утонула в ней и походка на короткое время стала неуклюжей.
Ступня расплющилась, потеряв привычную защиту от ботинка.

А потом пришло наслаждение.
И уже не пугали редкие шишки возникающие на пути.
И нахальные сосновые иголки, с их попытками впиваться в нежную кожу.
И каждый шаг всё увереннее, все мягче, все нежнее…

Живое наступает на Живое.
Говорят, что Земля из Космоса выглядит Живой.
А еще она ощущается Живой, если ступать по ней босой ногой.

Прямая связь с Богом – как ни помпезно это звучит!
Одновременно опасно и приятно.
И никак иначе!

Auka