Разгребая пепел

Это история про один древний город– не важно, где он находился или как назывался. Это был процветающий, преуспевающий город, стоящий посреди огромной, плодородной равнины. Однажды летом, пока жители города были, как обычно, заняты своим процветанием и преуспеванием, странная старуха-нищенка пришла к городским воротам. Она несла с собой двенадцать больших, тяжелых книг, которые она предложила жителям города купить у неё. Эти книги, сказала она, содержат всё знание и всю мудрость мира, и она готова уступить их всего лишь за один мешок золота.

Жители города любили хорошие шутки. Закончив смеяться, они сказали женщине, что, очевидно, она плохо представляет себе ценность золота, и что лучше ей уйти, откуда пришла – на что она немедленно согласилась, но не раньше, чем объявила о своем намерении уничтожить половину своих книг. Она сложила небольшой костер под городской стеной, сожгла на нем шесть книг “всех знаний и всей мудрости мира”, и ушла восвояси.

Пришла и ушла зима – она в этом году выдалась на редкость тяжелая, но город преуспел, как всегда. А следующим летом старая женщина вернулась.

“О, опять ты,” усмехнулись жители города. “Как поживают твои знания и мудрость?”

“Шесть книг,” — ответила она, — “Половина всех знаний и мудрости мира. Я снова пришла предложить вам купить их.”

“Да ну,” – продолжали усмехаться горожане.

“Только цена поменялась.”

“О, неужели?”

“Два мешка золота.”

“Что?!”

“Два мешка золота за оставшуюся половину всех знаний и всей мудрости мира. Покупаете или нет?”

“Нам кажется,” – сказали жители города, — “что тебе самой не хватает некоторых знаний и мудрости. В частности, ты явно не понимаешь, что бессмысленно вот так вот брать и учетверять и без того запредельную цену, когда конъюнктура рынка и так на стороне покупателя. Если твои знания и мудрость не включают в себя таких простых вещей, то, честно говоря, оставь-ка их себе. ”

“Берете или нет?”

“Нет.”

“Хорошо. Тогда можно ли попросить немного хвороста?”

Она сложила ещё один костер, сожгла на нем три из оставшихся книг, и побрела обратно. В ту ночь пара любопытных горожан пробрались за стену и порылись в золе, чтобы посмотреть, не уцелело ли случайной странички из загадочных книг, но огонь не оставил ничего, да и старуха прилежно переворошила пепел.

Прошла ещё одна зима, тяжелее предыдущей, и у города пару раз возникли небольшие осложнения, случились болезни и даже немножко голода, но торговля скоро наладилась, и в целом город был в довольно хорошей форме к тому времени, когда в начале следующего лета старая книгоноша явилась вновь.

“В этот раз ты пришла раньше обычного.”

Старуха пожала плечами: “Меньше пришлось нести,” – объяснила она, и выложила три оставшиеся книги на продажу. “Четверь всех знаний и всей мудрости мира. Хотите купить?”

“Почем?”

“Четыре мешка золота.”

“Старуха, ты совершенно тронулась умом. Тем более, что наша экономика сейчас проходит через довольно трудную полосу. Никакие мешки золота даже и не обсуждаются.”

“В таком случае, можно ли попросить хвороста?”

“Так, постой-ка. От этого никому не будет никакой выгоды. Мы тут подумали и собрали небольшую комиссию, чтобы рассмотреть эти твои книги. Дай нам их на пару месяцев, мы проверим, насколько они ценны, и когда ты в следующий раз придешь, мы, возможно, сможем как-то договориться. О мешках золота, конечно, речь не идет, но…”

Старуха лишь покачала головой. “Нет,” – сказала она – “Несите хворост.”

“В таком случае тебе придется за него заплатить!”

“Вообще говоря, не важно,” – ответила она, – “Книги и сами по себе неплохо горят”. Сказав это, старуха разодрала две из трех оставшихся книг на странички, которые затем без труда сожгла, и быстро ушла за горизонт, оставив город готовиться к очередной зиме…

Она вернулась поздней весной.

“Осталась всего одна книга,” – сказала женщина, — “Так что я даже смогла позволить себе принести свой собственный хворост”.

“Сколько?” – спросили горожане.

“Шестнадцать мешков золота”.

“Но… мы рассчитали свой бюджет только на восемь”.

“Шестнадцать. Или берете, или нет.”

“Подожди тут.”

Жители города сошли со стены, собрались в кучку, и вернулись через полчаса.

“Шестнадцать мешков это всё, что у нас осталось,” – умоляли они, — “настали тяжелые времена, ты должна уступить нам хоть немного!”

Не отвечая, старуха начала складывать свой маленький костерок, что-то напевая себе под нос.

“Ладно!” – с отчаянием закричали со стены. Ворота города распахнулись, и оттуда выехали две повозки, запряженные волами, каждая с восемью мешками золота. “И лучше б твоя книга того стоила!”

“О,” – спокойно сказала женщина, — “она того стоит. И видели бы вы остальные одиннадцать.”

Она увела обе телеги через равнину, туда, откуда пришла, и оставила жителей города выживать с оставшейся одной двенадцатой всех знаний и мудрости, которые когда-либо существовали в мире.

*

Притча из книги Дугласа Адамса Last_Chance_to_See

Перевод [info]a_karloff

Без рубрики

Волшебные новости 25.05.09

День полотенца отмечается каждый год 25 мая, как день памяти известного британского писателя, автора юмористических фантастически-эзотерических произведений, Дугласа Адамса. Впервые этот день отмечался в 2001 году, через две недели после его смерти 11 мая. В этот день поклонники его творчества носят с собой полотенце.

Повелитель Вселенной

BTUsLkcg5us

На маленькой уединенной планете, затерявшейся нигде-то в глубинах пространства — нигде-то, потому что она была защищена мощным невероятностным полем, ключ к которому был только у шестерых во всей этой галактике — шел дождь. Уже несколько часов лило, как из ведра. Дождь взбивал в пену морскую гладь, молотил по листьям деревьев, и уже превратил полоску некогда сухой земли на берегу в грязевую ванну.
Дождь плясал и барабанил по рифленой жестяной крыши маленькой хижины, что стояла в середине полоски некогда сухой земли. Он размыл утоптанную тропинку от хижины к морю, и разбросал морские раковины, которые были сложены в аккуратные кучки вдоль этой тропинки. Благодаря жестяной крыше, шум дождя внутри хижины превращался в оглушительный грохот, но ее обитатель не обращал на это почти никакого внимания, поскольку все его внимание было обращено на нечто другое. Он был высок, неуклюж, сутул, и его светлые волосы были мокры, потому что крыша протекала. Одежда его изрядно
поизносилась, а глаза, хотя и были открыты, казались закрытыми. Вся обстановка хижины состояла из старого кресла с продавленным сиденьем, старого стола с исцарапанной крышкой, старого матраса, нескольких подушек, и маленькой, но теплой печурки.

Читать далее

Без рубрики

Советы инопланетным гостям города Нью-Йорка

Приземляйтесь, где угодно, хоть в Центральном парке. Никому и дела не будет. Никто даже не заметит.

Средства к существованию: немедленно устройтесь на работу шофером такси.
Работа шофера такси заключается в том, чтобы возить людей, куда им захочется, в больших желтых машинах, которые называются «такси». Не беспокойтесь, если вы не умеете водить машину и не знаете языка, не имеете понятия о географии и даже элементарной физике данного сектора Галактики, а из головы у вас торчат ветвистые зеленые антенны. Поверьте, стать шофером такси — лучший способ остаться незамеченным.

Дуглас Адамс «Всего хорошего и спасибо за рыбу»

Пачка печенья

Я приехал на двадцать минут раньше. Я перепугал, когда отходит поезд.
А может быть, — прибавил он после секундного раздумья, — Британская сеть
железных дорог перепутала, когда отходит поезд! Раньше мне это не
приходило в голову.
— Давай дальше, — засмеялась Фенчерч.
— Итак, я купил газету с кроссвордом и пошел в буфет выпить чашку кофе.
— Ты разгадываешь кроссворды?
— Да.
— В какой газете?
— Обычно в «Гардиан».
— Мне кажется, в «Гардиан» слишком заумные. Я предпочитаю «Таймс». Ты
его разгадал?
— Что?
— Кроссворд в «Гардиан»?
— Я даже не успел взглянуть на него, — сказал Артур. — Я пошел в буфет,
чтобы взять кофе.
— Ну хорошо, бери кофе.
— Я и взял, — подтвердил Артур. — Я также купил печенье.
— Какое?
— «К чаю».
— Неплохо.

Читать далее

Всякое случается на свете

Всякое случается на свете.
И все, что случается, случается.

И все случайности, которые, случившись, становятся причиной других случайностей, становятся причиной других случайностей.

И все случайности, которые, раз случившись, повторяются вновь и вновь, сами себе причина и следствие, повторяются вновь и вновь — сами себе
причина и следствие.

Причем совершенно необязательно, чтобы причины и следствия шли друг за другом в хронологическом порядке.

Дуглас Адамс «В основном безвредна»

О искусстве полета

Вот что написано в «Путеводителе» об искусстве полета:

Полет — это искусство, а точнее сказать, навык.
Весь фокус в том, чтобы научиться швыряться своим телом в земную поверхность и при этом промахиваться.
Попробуйте проделать это в погожий денек, рекомендует «Путеводитель».
Первый этап прост.
От вас требуется одно — решительно кинуться вниз, не боясь ожидающей вас физической боли.
То есть больно будет, если вам не удастся промахнуться мимо земли.
Большинству людей промахнуться не удается, и чем больше усилий они прилагают, тем крупнее вероятность столкновения с землей. Безусловно, вся сложность во втором этапе — в промахивании.
Читать далее

Без рубрики

Дельфины и человек

Широко известен и очень важен тот факт, что истина зачастую совсем не такова, какой кажется. Например, на планете Земля люди всегда предполагали, что они разумнее дельфинов, потому что они придумали так много: колесо, Нью-Йорк, войны и т. д., а дельфины всегда только плескались в воде и развлекались. Дельфины же, напротив, всегда считали себя разумнее человека — причем, по той же самой причине.

Дуглас Адамс. Руководство для путешествующих автостопом по Галактике

Огромная вселенная

Как уже было отмечено выше, Вселенная огромна, и это ее свойство чрезвычайно действует на нервы, вследствие чего большинство людей, храня свой душевный покой, предпочитают не помнить о ее масштабах.

Дуглас Адамс

Без рубрики

Главный ответ

— Он действительно существует? — выдохнул Хвуудт.

— Он действительно существует, — подтвердил Глубокомысленный.

— Главный Ответ? На Главный Вопрос Жизни, Вселенной, и Всего Такого?

— Да.

Обоих обучали и специально готовили к этому моменту, вся их жизнь была

подготовкой к нему, они еще при рождении были выбраны, чтобы стать

свидетелями Ответа, и все равно они не могли сдержать радостных восклицаний.

Они хлопали друг друга по плечам, и веселились, как дети.

— И ты готов выдать его нам? — успокоившись, спросил Колнгкилл.

— Готов.

— Сейчас?

— Сейчас.

Оба оператора облизали сухие губы.

— Хотя я не думаю, — добавил компьютер, что он вам понравится.

— Неважно! — сказал Хвуудт. — Мы должны знать его! Сейчас же!

— Сейчас? — переспросил Глубокомысленный.

— Да! Сейчас!

— Отлично, — сказал компьютер и снова погрузился в молчание. Хвуудт и

Колнгкилл трепетали. Напряжение становилось невыносимым.

— Серьезно, он вам не понравится, — заметил Глубокомысленный.

— Говори!

— Отлично, — сказал компьютер. — Ответ на Главный Вопрос…

— Ну…!

— Жизни, Вселенной, и Всего Такого…, — продолжал компьютер.

— Ну…!!!

— Это… — сказал Глубокомысленный и сделал многозначительную паузу.

— Ну…!!!!!!

— Сорок два, — сказал Глубокомысленный с неподражаемым спокойствием и

величием.

Маэстро Дуглас Адамс. «Путеводитель хитч-хайкера по Галактике«