Любить и уважать друг друга, просто потому что мы есть

А желание такое… Желание, чтобы нас все-таки любили и уважали. Чтобы меня любили и уважали. Но чтобы любили и уважали не потому, что я чего-то добился в жизни, не за мои усердие, труд и упорство, и даже не за какой-нибудь талант или особенность… А нужно чтобы любили и уважали просто потому, что ты есть.

Есть, какой бы там ни был.

Читать далее

Возьми меня за руку

Фото: Olga Batishcheva
Фото: Olga Batishcheva

Вот у меня на руке — на ладони — линии. И я знаю, что здесь есть линия жизни, линия сердца, линия ума. Я ничего в этом не понимаю, я не умею их читать. Но если в них поверить, то значит, на моей ладони можно найти моих друзей, которые пожимали мою руку. Здесь есть мои сильные переживания. Мои события. Большие события пролегли глубже, маленькие почти не видны. Где-то здесь — мои детские мечты. Здесь — мои главные решения. Здесь даже то, что мне сделать не удалось. Здесь то, чем я горжусь. И то, за что мне стыдно. Посмотри: здесь моя жизнь. В этих линиях.

Читать далее

Евгений Гришковец: любить можно только то, чего остановить невозможно

Фото: Niki Boon
Фото: Niki Boon

Евгений Гришковец стал известен с пьесой «Как я съел собаку». Чаще всего, он пишет книги и пьесы в жанре монодраматургии.

Ниже пара десятков цитат из его творчества о любви, счастье и жизни.

Когда в моей жизни появилась любовь, я вдруг заметил, как много есть песен, которые каким-то образом про меня. И фильмов много про меня. Пьес, стихов, картин, даже скульптур! Я каким-то образом оказываюсь просто в центре мирового искусства…

«А каким же местом я устал?» — задал я себе вопрос.
«Душой, ваше благородие! Душой» — послышалось в ответ.

А вообще это прекрасно, когда люди находят в себе силы извиниться. Это прекрасно, но очень немногие умеют это делать. И далеко не все умеют искренне благодарить, находить слова для комплиментов, признаваться в своей неправоте или честно говорить, что не знают ответа на тот или иной вопрос.

Читать далее

Настроение улучшилось-2

И вот недавно ребята из Иркутска объявились и сказали, что они всё сделали и хотят показать. У меня не было большой надежды увидеть что-то интересное. Потому что в последние годы что-то я устал от того, что вижу и слышу. Но они приехали из Иркутска и показали свою работу. Я смотрел их произведение и чувствовал, что присутствую при демонстрации чуда. Ничего не буду рассказывать про то, что вы увидите или уже посмотрели. А они сделали четырнадцатиминутное… наверное можно сказать фильм. Четырнадцать минут это уже совсем неформат. Мне нравится каждая секунда этого фильма. В этом фильме всё безупречно и с точки зрения идеи и с точки зрения вкуса и даже с точки зрения видеоязыка. а ещё мне невероятно дорого то, что люди делали свой фильм совершенно не думая продадут они его, не продадут. Принесёт он им какую-то известность или не принесёт. Они знали, что делают и делали это не задумываясь о дальнейшей судьбе своего произведения. Это невероятная редкость. Этого почти не встречается.

Евгений Гришковец