Сила уверенности

К ибн-Сине обращались за помощью в трудных ситуациях, когда другие врачи расписывались в собственном бессилии.

Однажды к нему привели женщину. Она была женой известного врача, но никто не мог помочь ей. У неё было заблокировано горло, и она не могла глотать пищу уже несколько недель и очень ослабла.

Мастер сказал ей:

— Сейчас вы выпьете немного молока.

Больная ответила:

— Это невозможно. Всё, что я пытаюсь выпить, мгновенно вылетает наружу.

Она сказала это с большой уверенностью. Но уверенность Мастера была несравнимо большей. Больной женщине дали бутылку молока. Сделав глоток, она тут же с силой отторгла его.

— Вот видите! Я же Вас предупреждала! — сказала она.

Мастер настаивал:

— Но это смешно. Я уверен, что сейчас вы сможете проглотить немного молока. Попытайтесь.

Женщина сделала ещё попытку, молоко тут же было отторгнуто. Но ей показалось, что небольшую порцию она всё-таки проглотила. Мастер улыбнулся, подбодрил её и сказал:

— Я уверен, что прежде, чем вы уйдёте отсюда, вы выпьете всю эту бутылку молока.

Сказано это было с большой силой. Женщина, воодушевлённая уверенностью Мастера и собственным успехом, понемногу выпила остаток молока

Жил-был человек

Жил-был человек. Жил как все. И однажды увидел странный сон…
Будто органы и части его тела, выполняя свои функции, общаются между собой точь-в-точь как люди. Большие по размерам, или считающие себя важней, чем другие органы, а также выше расположенные по отношению к земле части тела, обращались к прочим органам и частям на «ты», а те, в свою очередь, к ним на «Вы». И только Голова, взирающая с высоты своего положения и внимательно наблюдающая за всеми членами тела, которые безостановочно взывали к ней с различными просьбами, была одинаково ко всем и к каждому добра, снисходительна и неизменно проста в обращении.
И вдруг Голова произнесла:
— Я выше вас всех, но никогда никого не выделяла, потому что каждый из вас уникален и неповторим, а значит равнозначно необходим телу. Но сами же вы постоянно унижаете и возвышаете друг друга своим неравным отношением. Если вы не понимаете всей несуразицы подобного положения, попробуйте ко мне обращаться на «Вы».
Органы и части тела вначале опешили от неожиданности, а потом попытались исполнить указание головы. Но вскоре они поняли, что это практически невозможно и взмолились:
— Пожалуйста, измени своё решение.
— Нам очень трудно обращаться к Тебе на Вы.
— Мы начинаем терять к Тебе доверие.
— Мы перестаём Тебя любить.
Голова отозвалась:
— О, наконец-то каждый из вас прочувствовал, что обращение на «Вы» становится препятствием на пути к доверительному общению, резонирующим «осторожно, чужой!» и никак не вызывающим любовь, а лишь уважение, и то в в лучшем случае.
Органы и части тела попробовали оправдаться:
— Нас так научили.
— Мы так привыкли.
— Таковы правила поведения в приличном обществе.
— Так принято в нашем кругу.
Голова терпеливо выслушала все возражения и произнесла:
— Так принято меж вами, но никогда не было установлено мною, а посему перемените. Разве вы ещё не ощутили, что только тогда, когда вы разрушите барьеры гордыни и спеси своего положения и значимоси, только тогда у вас появится настоящее, а не мнимое взаимное доверие, и как результат этого – единодушие и согласованность действий Единого Тела. Унижая или умаляя одних, и возвышая или возвеличивая других, вы вносите диссонанс в работу тела и доставляете себе массу проблем, без которых вполне можно обойтись.
Человек проснулся. Протёр глаза. Растерянно осмотрел своё тело. Задумался. Расстроился до слёз от бессилия переменить привычный ход вещей. Махнул рукой. Вскочил. Умылся. Оделся. Позавтракал. Вышел из дому. Запер дверь на ключ. И пошёл в привычный мир своих представлений любить уважаемых и уважать любимых.

Аккомпаниатор
(Авторские права защищены Абсолютом)

Будь самим собой

Будь самим собой –
спокойным, ясным, ярким.
Спрашивай себя каждую минуту,
то ли это, чего ты действительно хочешь,
и делай это, только когда услышишь
утвердительный ответ.

Это отвадит от тебя тех,
с которыми ты ничего о себе не узнаешь,
и привлечет других,
у которых тебе стоит поучиться.

Ричард Бах

Сила слова

Один мальчик семи лет отроду ел только сладкое и ничего больше. Мать волновалась, ходила по врачам, но никто не мог помочь. Один человек посоветовал:
— Идите к Махатма Ганди, он святой, он вам поможет.
Она пошла с сыном к Ганди.
— Махатма, здравствуйте! У меня проблема. Вот привела сына, ест только сладкое. Можете помочь?
— Хммм-м, понятно, приходите через неделю, я вам помогу.
— Через неделю? Хорошо, мы придем через неделю.
Проходит неделя.
— Махатма, здравствуйте! Мы приходили неделю назад. У меня сын ест только сладкое…
— Да-да-да, помню-помню. Ты ешь только сладкое? – обратился он к мальчику.
— Да.
— Перестань это делать!

КАК ОТРЕЗАЛО!

Счастливая мать пришла через какое-то время:
— Большое спасибо, с мальчиком все хорошо. Но почему мы ждали неделю? Почему сразу не сказали ему?
— Неделя понадобилась мне, чтобы не есть сладкое. Только после этого я смог сказать, вкладывая в свои слова силу.

В этой вечнозеленой жизни

В этой вечнозеленой жизни, сказал мне седой Садовник,
нельзя ничему научиться, кроме учебы,
не нужной ни для чего, кроме учебы,
а ты думаешь о плодах,
что ж, бери,

ты возьмешь только то, что возьмешь,
и оставишь то, что оставишь.
Ты живешь только так, как живешь,
и с собой не слукавишь.

В этой вечнозеленой смерти, сказал Садовник,
нет никакого смысла, кроме поиска смысла,
который нельзя найти,
это не кошелек с деньгами, они истратятся,
не очки, они не прибавят зрения, если ты слеп,
не учебник с вырванными страницами.
Смысл нигде не находится,
смысл рождается, дышит,
цветет
и уходит с тобою вместе —
иди,

ты возьмешь только то, что поймешь,
а поймешь только то, что исправишь.
Ты оставишь все, что возьмешь,
и возьмешь, что оставишь.

Владимир Леви

Без рубрики

Ветер и цветок

Ветер встретил прекрасный Цветок и влюбился в него. Пока он нежно ласкал Цветок, тот отвечал ему ещё большей любовью, выраженной в цвете и аромате.

Но Ветру показалось мало этого, и он решил: «Если я дам Цветку всю свою мощь и силу, то тот одарит меня чем-то ещё большим». И он дохнул на Цветок мощным дыханием своей любви. Но Цветок не вынес бурной страсти и сломался.

Ветер попытался поднять его и оживить, но не смог. Тогда он утих и задышал на Цветок нежным дыханием любви, но тот увядал на глазах. Закричал тогда Ветер:

— Я отдал тебе всю мощь своей любви, а ты сломался! Видно, не было в тебе силы любви ко мне, а значит, ты не любил!

Но Цветок ничего не ответил. Он умер.

Без рубрики

Сделай попытку

Однажды царь решил подвергнуть испытанию всех своих придворных, чтобы узнать, кто из них способен занять в его царстве важный государственный пост. Толпа сильных и мудрых мужей обступила его.

— О вы, подданные мои, — обратился к ним царь. — У меня есть для вас очень трудная задача, и я хотел бы знать, кто сможет решить ее.

Он подвел присутствующих к огромному дверному замку, такому огромному, какого еще никто никогда не видывал.

— Это самый большой и самый тяжелый замок, который когда-либо был в моем царстве. Кто из вас сможет открыть его? — спросил царь.

Одни придворные только отрицательно качали головой. Другие, которые считались мудрыми, стали разглядывать замок, однако вскоре признались, что не смогут его открыть. Раз уж мудрые потерпели неудачу, то остальным придворным ничего не оставалось, как тоже признаться, что эта задача им не под силу, что она слишком трудна для них.

Лишь один визирь подошел к замку. Он стал внимательно его рассматривать и ощупывать, затем пытался различными способами сдвинуть с места и, наконец одним рывком дернул его.

О чудо, замок открылся! Он был просто не полностью защелкнут. Надо было только попытаться понять, в чем дело, и смело действовать. Тогда царь объявил:

— Ты получишь место при дворе, потому что полагаешься не только на то, что видишь и слышишь, но надеешься на собственные силы и не боишься сделать попытку.

Кошка

Кошка, раз усевшаяся на горячую плиту, больше не будет садиться на горячую плиту. И на холодную тоже

Марк Твен

Мой Учитель — жизнь

Умирал суфийских мистик Хасан. Ученики попросили его:

— Ты никогда не говорил нам, кто был твоим Учителем. Расскажи, пожалуйста.

Хасан ответил:

— Я никогда не говорил об этом потому, что в моей жизни не было Учителя. Я учился у многих людей. Моим первым Учителем был маленький ребёнок. Послушайте историю.

В то время я не знал Истину, но я был очень образованным человеком, известным учёным, и думай, что знаю. Мое имя было известно даже за пределами страны. Ко мне приходили люди, думая, что я знаю. Я притворялся, что знаю, не зная, что притворяюсь. Я стал учителем. Не пережив Истину, даже не войдя в свой собственный внутренний мир, я говорил о великих вещах. Я знал все священные писания: они были на кончике моего языка.

Я был очень популярным человеком и привык постоянно быть на виду. Но однажды мне пришлось поехать в страну, где меня никто не знал. Я страстно хотел найти кого-нибудь, кто спросил бы меня о чём-нибудь, и я смог бы продемонстрировать свои знания.

Только мудрый человек может быть безмолвным. Для мудрого человека говорить — почти бремя. Поэтому считается, что тот, кто знает, молчит. Тот, кто говорит — не знает.

И вот, в течение трёх дней я вынужден был оставаться безмолвным. Это было подобно посту, и я чувствовал потребность хоть в ком-то.

Был вечер, я увидел маленького мальчика, который нёс глиняную лампу, и я спросил его:

— Скажи, пожалуйста, куда ты несёшь эту лампу?

И ребёнок ответил:

— Я направляюсь в храм. Моя мать посылает меня каждый вечер ставить эту лампу в храм, потому что там темно, а Бог храма не должен жить в темноте.

— Ты отвечаешь очень разумно, — сказал я, — а скажи мне одну вещь: ты сам зажигаешь лампу?

Ребенок ответил: «Да». Тогда я спросил:

— Если ты сам зажигаешь лампу, можешь сказать мне, откуда появляется пламя? Ты, должно быть, видел, откуда оно появляется.

Ребёнок засмеялся и сказал:

— Смотрите!

Он задул пламя и сказал:

— Пламя исчезло прямо перед Вами. Вы можете сказать мне, куда оно делось? Вы, должно быть, видели!?

Я совершенно окаменел; я не знал, что ответить. Поклонившись ребёнку, я ушёл. В тот самый момент я осознал, что все мои знания были заимствованы из книг. Я читал лекции о сотворении мира, но не знал, откуда берётся даже маленькое пламя. Я отбросил все свои учения, все свои знания, я забыл свою славу и стал ходить, как нищий. И, медленно погружаясь в медитацию, я открыл свой собственный разум. С тех пор я учился у многих людей, жизнь посылала мне нужные встречи.

Одним словом

Путешествуя, правитель зашёл к Мастеру, чтобы засвидетельствовать ему свое
почтение.

Меня ждут государственные дела, у меня нет времени на долгие
разговоры, сказал он. Можешь ли ты изложить суть религии в двух
словах для такого занятого человека, как я?

Для Вашей Светлости я могу выразить это и одним словом.

Невероятно! Скажи мне скорей это необычное слово!

Молчание.

А как достичь Молчания?

Медитацией.

А могу я узнать, что такое медитация?

Молчание.