Не обесценивать

Фото: Agata Serge

С грустью отметили сегодня, что во внутренней иерархии многих людей тот, кто прямо говорит о своих чувствах по отношению к другому (о привязанности, нежности, любви, о том, что скучает) автоматически становится ниже того, кто не испытывает «в ответку» похожих чувств. Скажешь «я соскучился», а в ответ молчание — и тогда тот, кто поделился может почувствовать себя униженным, а молчащий — выше в иерархии, потому что не нуждается, а значит — якобы никак не зависит от другого. А независимость — это, дескать, признак силы, достоинства и уверенности. И с такой иерархией многие люди до упора скрывают свою потребность в другом — чтобы не сталкиваться не только с отвержением, но и с унижением, падением на несколько ступенек с ослепительной, пусть и холодной, вершины превосходства.

Бывает очень трудно не обесценить свои чувства и не унизить себя только потому, что чувства не разделили. Но выход из этой «эмоциональной иерархии» именно в этом — не обесценивать. Это моя нежность, это моя любовь, мой интерес, моя привязанность — и да, мне больно, что ты их не разделяешь, но это мои чувства, и мне ценно, что моя Душа может рождать их. Моя отвергнутая нежность к человеку не найдет выхода и умрет, но останется нежностью, а я — человеком, способным на это переживание.

Илья Латыпов

Мы уязвимые, но не слабые. Многие не понимают разницы.

Фото: Amanda Dalbjorn

Мы уязвимые, но не слабые. Многие не понимают разницы.
Не бывает близких отношений, основанных на хорошо продуманной тактике. Она не позволяет чувствовать. Мы можем добиться своих целей, испытать удовлетворение от подчинения партнёра, своей власти над ним, заставить его считаться с нами. Но это не имеет ничего общего с настоящей встречей, близостью, любовью.

Мы должны оставить место боли и смятению, которые возникают, когда мы складываем оружие и отказываемся от любой тактики, от любой борьбы с близким человеком. Это путь к себе, к дому, путь, ведущий к встрече с другим человеческим существом. Путь к любви.

Букай Хорхе. «Любить открытыми глазами.»

Манифест близости

Фото: Helena And Laurent

Близость – это возможность выдержать себя и другого человека в максимальной открытости, честности и уязвимости.

Если мы с тобой близки, это не значит, что мы одинаковые. У нас есть разные грани, одна из которых соприкасается, а другие могут быть отдельными.

Если мы близки с тобой, это не значит, что я всегда буду делать то, о чем ты просишь. Я могу не соглашаться с тобой, и это не умаляет нашей близости.

Читать далее

Говорите о том, что вас волнует

Иллюстрация: Xuan loc Xuan
Иллюстрация: Xuan loc Xuan

Говорите. Говорите о том, что вас волнует. Нет гарантий, что вас услышат. Что вас поймут, что нечто изменится, если вы откроете рот и проговорите свою боль словами. Но пробовать стоит потому, что ничего кроме попыток у нас и нет. Да, серьезно. Боль останется, а шанс что-то изменить уйдет. Из-за страха открыться и потерять другого, происходит регулярная, методичная потеря себя.

Читать далее

Твое сердце состоит из любви

Раньше жили дрожащие от страсти люди. Их секрет был в том, что при наступлении ночи вместо одежды они снимали с себя кожу, чтобы лучше чувствовать друг друга. Когда человек снимал с себя кожу, другой видел все его неровности, неидеальности и обычности, но все равно не терял желания прикоснуться к ним. И было в этих касаниях что-то куда интимнее и сокровеннее, чем все кувыркания и пропитанные потом постели.

Читать далее

Тонко чувствующим людям

Фото: Pelle Kjorling
Фото: Pelle Kjorling

Не стыдитесь своей чувствительности!

Читать далее

Встретиться — это значит встретиться навсегда

Почему же бывает, что мы не можем встретиться? Отчасти потому, что мы не ищем встречи, отчасти, потому что мы домогаемся встречи. Мы ее часто не ищем и потому не умеем смотреть, не умеем слушать. Мы выбираем: на кого мы смотрим, а по кому, кто нам неинтересен, лишь скользнет наш взор; мы выбираем: что, кого мы будем слушать, а кого не станем слушать. Или наоборот: мы хотим встречи, но вместо того чтобы открыться и ждать этой встречи, мы стараемся вторгаться в человека, и человек закрывается, потому что встреча всегда страшная. Встретиться — это значит встретиться навсегда, встреча — значит встретиться на такой глубине, где два бытия уже переплетутся в общую ответственность, этого не забыть, от этого не уйти. Встретиться страшно — и мы закрываемся, потому что так часто бывает больно от встречи и больно, когда встреча кончается крушением человеческих отношений.

И вот нам надо учиться смотреть с тем, чтобы видеть, — просто видеть человека, какой он есть, предполагая, что такой, какой он есть, он гораздо более значительный, чем тот человек, какого мы хотели бы в нем видеть. Не стараться видеть только то, что нам хочется видеть: перед нами Бог ставит человека как откровение — откровение красоты…

Митрополит Антоний Сурожский

Чем более вы уязвимы, чем более вы чувствительны

Фото: angela padilla

Духовность – это не неуязвимость. Не попадайтесь на эту ловушку.

Когда раскрывается тишина, раскрывается и что-то новое – ваша незатронутость. Пространство наблюдения. Это здорово, это красиво, но это пока ещё не полное, здесь есть куда проваливаться и углубляться.

Да, можно остановиться на этой станции, но как поезд поедет, я бы предложил вам без оглядки заскакивать и мчаться дальше, вместе веселее=) Ведь вы не знаете что вас ждёт и как оно раскроется. Или кто-то уверен что знает? Ведь даже уверенность что «всё непостоянно» или «всё временно» не более чем уверенность. Само непостоянство не нуждается в таком понимании. А если звучит подобная формулировка, если присутствует подобное понимание того что «всё непостоянно», то звучит это только лишь с какой-то целью, как успокоительная таблетка, не более.

Читать далее

Завтрак с Богом

Малыш хотел увидеть Бога.
И хоть туда, где Бог живёт,
Довольно длинная дорога,
Он стал готовиться в поход.
Печенье, кексы, банки с соком
Сложил в походный рюкзачок.
И в путь пустился ненароком,
Надев спортивный пиджачок.
Идёт по парковой аллейке.
Вокруг покой и тишина.
И лишь под вязом, на скамейке,
Седая женщина. Одна.
Он подошел, уселся рядом
И вынул сок из рюкзака.
Но был смущен соседки взглядом —
В нём были горечь и тоска.

Он предложил ей кекс лимонный.
Она с улыбкой приняла.
Застыл малыш заворожено —
Улыбка ангельской была.
Затем он поделился соком
И снова — ангельский привет.
Душа наполнилась восторгом-
Ну и улыбка — нежный свет!

Они до вечера сидели,
Ни слова не произнося,
Лишь улыбались. Кексы ели.
Летела радость в небеса.
Тихонько начало смеркаться,
Идти уже пора домой.
И на прощание объятья
Открыл он женщине чужой.
И снова засветилась радость
В её распахнутых глазах.
А чистоты небесной святость
Соединила их сердца.

Едва явившись, на пороге,
Он маме рассказал секрет:
-Я завтракал сегодня с Богом.
Её улыбки краше нет!
С душой, обласканной участьем,
И женщина домой пришла.
Сын изумился — сколько счастья
В глазах искрилось и тепла.
-Я в парке завтракала с Богом,
Меня Он кексом угощал,
Неслось восторженно с порога,-
И знаешь, Он совсем не стар!

 Зинаида Полякова — «Крылатые сказки» (Полтава, 2014г.)

О страхе быть искренним и контроле

Maja Topčagić

В течение многих лет работы с людьми, в том числе с людьми, пережившими некие глубокие пробуждённые состояния, я обнаружил, что у большинства присутствует страх быть искренними, быть по-настоящему честными — не только с другими, но в том числе и с собой. И в сердце этого страха несомненно лежит интуитивное знание, присущее большинству людей, о том, что если они будут тотально искренни, честны и открыты, то им больше не удастся контролировать кого бы то ни было.

Читать далее