Без рубрики

Мне не нужно женщины. Мне нужна лишь тема…

Мне не нужно женщины. Мне нужна лишь тема,
Чтобы в сердце вспыхнувшем зазвучал напев.
Я могу из падали создавать поэмы,
я люблю из горничных делать королев.

Раз в вечернем дансинге как-то ночью Мая,
Где тела сплетенные колыхал джаз-банд,
Я так мило выдумал Вас, моя простая,
Вас, моя волшебница недалеких стран.

Как поет в хрусталях электричество!
Я влюблен в Вашу тонкую бровь.
Вы танцуете, Ваше величество,
Королева Любовь.

Раз в вечернем дансинге как-то ночью Мая,
Где тела сплетенные колыхал джаз-банд,
Я так глупо выдумал Вас, моя простая,
Вас, моя волшебница недалеких стран.

И души Вашей нищей убожество
Было так тяжело разгадать.
Вы уходите… Ваше ничтожество
Полукровка… Ошибка опять.
Раз в вечернем дансинге как-то ночью Мая…

А. Вертинский

Ночная молитва



Нажмите что бы увеличить

Драконы и принцессы

«Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни одного храброго рыцаря, ни единой принцессы, пробирающейся тайными лесными тропами, очаровывая своей улыбкой бабочек и оленей.
Нам кажется, что наш век отделяет от тех сказочных времен какая-то граница, и в нем нет места приключениям. Судьба,.. эта дорога, простирающаяся за горизонт… призраки пронеслись по ней в далеком прошлом и скрылись из виду…
Как замечательно, что это не так! Принцессы, рыцари, драконы, очарованность, тайны и приключения… они не просто рядом с нами, здесь и сейчас, — ничего другого и не было никогда на земле!»

Ричард Бах — «Мост через вечность»

Новогоднее чудо

— Вот почему-то ждут в Новый год-д-д чуд-д-да… А в принципе, чем этот день отличается от других? Вот часы уже пробили двенадцать, а ничего не произошло. Как хотелось в тепло, так и хочется… — воробей шевельнул озябшими лапками и посильнее нахохлился.
Он сидел на краю скамейки, дрожал от холода и с надеждой смотрел вдаль, на заснеженный город.
— М-д-д-да, похоже, в этом году мне сужд-д-дено замерзнуть. А так не хочется! Может, все-таки произойдет что-то д-д-диковиннве? Ой, кошка подбирается… — воробей слабо повел крылом, но взлететь не смог — слишком сильно промерз.
Кошка подошла ближе и остановилась, глядя хитрыми желтыми глазами прямо в душу воробья.
— Ты чего? — наконец не выдержал тот.
— Жду, — промурлыкала в ответ кошка. — Все говорят, чудо должно произойти. Вот и жду его.
— Хочешь меня съесть? — равнодушно спросил воробей. Ему уже было все равно, так он замерз.
— Не-е-ет, — протянула кошка, — это не будет чудом. Я подожду.
— Ну, давай тогда ждать вместе, — воробей нахохлился еще сильнее.
Кошка подобрала под себя лапки и пристроилась на люке — там было потеплее.
— А ты чего жмешься? — взглянула она на дрожащего воробья. — Замерз, что ли?
— Д-д-дзамерз… — еле выговорил тот.
— Бедолажка, сочувственно пробормотала кошка, — иди сюда, тут теплее.
Воробей несмело прыгнул вниз, поковылял к люку и тихонько примостился рядом с кошкой. Та глянула искоса, хмыкнула что-то неопределенное и подгребла воробъя лапой к груди.
— Тут тебе теплее будет, — пояснила она онемевшему от ужаса собеседнику. — Прижмись покрепче.
— А когда будет чудо? — спросил воробей, обнимая кошку крыльями.
— Не знаю. Но очень хочется посмотреть на него. Подождем? Ты ведь не торопишься?
— Не-а… Подождем. Я еще никогда не видел чудес! — воробей немного отогрелся и стал разговорчивым. — Интересно, а какие они, эти чудеса?
Кошка посильнее прижала его к груди и тихонько запела песенку. Воробей высунул голову наружу, боясь проглядеть чудо, и стал ей подпевать.
Так они и ждали. Ждали чуда, которое произошло, но пока осталось незамеченным.

*

Автор неизвестен