Клетка. В ней 5 обезьян.

Клетка. В ней 5 обезьян. К потолку подвязана связка бананов. Под ними лестница.
Проголодавшись, одна из обезьян подошла к лестнице с явными намерениями достать банан.
Как только она дотронулась до лестницы, вы открываете кран и из шланга поливаете ВСЕХ обезьян очень холодной водой.
Проходит немного времени, и другая обезьяна пытается полакомитЬся бананом. Те же действия с вашей стороны.

Третья обезьяна, одурев от голода, пытается достать банан, но остальные хватают ее, не желая холодного душа.

А теперь уберите одну обезьяну из клетки и замените ее новой обезьяной.
Она сразу же, заметив бананы, пытается их достать.
К своему ужасу, она увидела злые морды остальных обезьян, атакующих ее.
После третьей попытки она поняла, что достать банан ей не удастся.
Теперь уберите из клетки еще одну из первоначальных пяти обезьян и запустите туда новенькую.
Как только она попыталась достать банан, все обезьяны дружно атаковали ее, причем и та, которую заменили первой (да еще с энтузиазмом).
И так, постепенно заменяя всех обезьян, вы придете к ситуации, когда в клетке окажутся 5 обезьян, которых водой вообще не поливали, но которые не позволят никому достать банан.
Почему?

Потому что тут так принято…

Спасибо: lvoropaeva

Корабль

Жил был корабль. Вы, конечно, можете возмутиться и спросить,- Как так жил? Быть того не может, существовал он, наверное?!
На что я вам с чистой совестью могу возразить, корабль именно жил.
Вечерами, в тихой гавани, Корабль слушал стоны чаек, всплески волн, разглядывал рыбок и думал.

Читать далее

Мастер стрельбы из лука

девушка с луком

Жил-был воин. Он стал лучшим воином своего времени, мастером во всех видах воинского искусства — кроме стрельбы из лука. Наконец, он устал от своего ремесла, решил удалиться на покой и посвятить остаток дней своих изучению стрельбы из лука. Он нашел монастырь, где обучали этому искусству и счастливо провел в нем десять лет. Но как-то настоятель сказал ему:
— Сын мой, мы научили тебя всему, что знаем об искусстве стрельбы из лука. Тебе пора оставить нас.
С тяжелым сердцем воин покинул монастырь. Он в одиночестве бродил по дорогам и наконейц пришел в свою деревню. Войдя в нее, он увидел дерево, на котором висела мишень с торчащей в центре стрелой.
«Кто бы ни выпустил эту стрелу, он должен быть превосходным лучником» — подумал воин.
Через несколько шагов он увидел еще одну мишень, а потом еще одну, и еще… И в центре каждой мишени торчала стрела!

Читать далее

Без рубрики

Образование

И всё равно парикмахерша твердит с гордостью: «У моей дочери высшее образование!» Почти у всех друзей моих родителей и у детей друзей моих родителей есть дипломы. Но это вовсе не значит, что им удалось найти работу по душе — наоборот: они поступают в университеты и оканчивают их лишь потому, что кто-то, пребывая в плену прежних, давних представлений о том, как важно иметь высшее образование, сказал им: «Чтобы преуспеть в жизни, надо иметь высшее образование.» Круг замкнулся, а мир лишился прекрасных садовников, пекарей, каменщиков, писателей, антикваров.

Пауло Коэльо — “Ведьма с Портобелло”

Без рубрики

А что бы выбрали вы?

Жили-были два брата. Жили они бедно в одной маленькой хате, оставленной им родителями в наследство, но как говорится: «в тесноте, да не в обиде», да и весело им было, ведь они любили друг друга. С утра работали они в поле, а к вечеру, возвращаясь домой занимались домашним хозяйством: готовили еду, убирали в доме, ухаживали за скотиной, ну, а когда справлялись со всеми делами затягивали песни или рассказывали друг другу сказки да байки, которые они придумывали за день.
Так проходила их жизнь, но однажды старший брат обиделся на младшего из-за того, что тот что-то не сделал или сделал не так как надо и перестал разговаривать с ним, а младший — обиделся на старшего из-за того, что тот обиделся и перестал с ним разговаривать.

Читать далее

Заблуждения, заблуждения

Только новые заблуждения спасают нас от отчаяния после утраты старых.

Феликс Хвалибуг

Девушка

Девушка, вспыхнув, читает письмо.
Девушка смотрит пытливо в трюмо.
Хочет найти и увидеть сама
То, что увидел автор письма.

Тонкие хвостики выцветших кос,
Глаз небольших синева без огней.
Где же “червонное пламя волос”?
Где две “бездонные глуби морей”?

Где же “классический профиль”, когда
Здесь лишь кокетливо вздернутый нос?
“Белая кожа”… но, гляньте сюда,
Если он прав, то куда же тогда
Спрятать веснушки? Вот в чем вопрос!

Девушка снова читает письмо,
Снова с надеждою смотрит в трюмо.
Смотрит со скидками, смотрит пристрастно,
Ищет старательно, но… напрасно!

Ясно, он просто над ней пошутил.
Милая шутка! Но кто разрешил?!
Девушка сдвинула брови. Сейчас
Горькие слезы брызнут из глаз…

Как объяснить ей, чудачке, что это
Вовсе не шутка, что хитрости нету!
Просто, где вспыхнул сердечный накал,
Разом кончается правда зеркал!

Просто весь мир озаряется там
Радужным, синим, зеленым…
И лгут зеркала. Не верь зеркалам!
А верь лишь глазам влюбленным!

Эдуард Асадов

Встретил на Хроноскафе

Притча о Микеланджело

Когда Микеланджело высек из глыбы мрамора знаменитую статую Давида, вся знать и горожане пришли смотреть на это чудо. Явился и кардинал со своей свитой. Статуя была прекрасна! И все восхищались её совершенством. Но кардиналу нужно было что-то сказать, потому что он привык давать наставления. И, обратившись к Микеланджело, он сказал:

— Мне нравится ваша работа. Только… вот, знаете! Вон то место, плечо… Мне кажется, там немного нужно стесать!

Что делать? Спорить с кардиналом, с этим надменным самоуверенным человеком? Нет, этого делать нельзя! Ведь от его благоволения зависит всё в стране. Но и погрешить против гармонии и красоты художник тоже не мог.

И тогда Микеланджело берёт в правую руку молоток, а в левую зубило и, незаметно, немного мраморной крошки. Поднявшись по лестнице, он начинает стучать, делая вид, что ударяет по скульптуре, высыпая понемногу из руки мраморную крошку.

Потом он спускается, осматривает скульптуру и спрашивает кардинала:

— Сейчас лучше?

Кардинал прищуривает глаз, смотрит внимательно и говорит:

— Да-а! Вот теперь прекрасно!

*

Источник не известен

Храбрость

ХрабростьК одному дервишу пришел человек, почитавший себя храбрым.

— А что, почтенный, — сказал он, — я вот много сражался и обращал в бегство врагов моих. И мышцы мои, как скала. Ты же и ученики твои слабы и боязливы. Нет в вас храбрости, не много ее отпущено вам Богом. А научить ей нельзя.

— Стреляешь ли ты из лука? — спросил дервиш.

— Да, вот, смотри!

Человек натянул лук и выстрелил три раза подряд, так что вторая стрела догнала первую, а третья попала во вторую.

— Ты искусный стрелок, — сказал дервиш. — И все же это — не совершенное искусство, и храбрость твоя — не совершенная храбрость.

— Докажи, иначе поплатишься жизнью за свои слова! — взревел разъяренный «храбрец», хватаясь за рукоять меча.

— Что ж, пойдем со мной, и я покажу тебе разницу.

Ты узнаешь, что такое совершенство без искусства.

Дервиш привел человека на край пропасти, дно которой невозможно было разглядеть — столь глубока была пропасть. Дервиш встал на самом краю, так что пятки его повисли в воздухе, и позвал человека:

— Встань рядом со мной.

Но тот лишь взглянул за край, побледнел и упал на землю, покрывшись холодным потом.

— Настоящий человек не меняется от того, глядит ли он на синее небо или смотрит вниз на отвесные склоны обрыва, — услышал храбрец голос дервиша, — встречает ли он демонов или беседует с ангелами. А ты жмуришься от страха, как дитя. Опасность — не в пропасти. Она — в тебе самом.

Они любили друг друга так долго и нежно

Они любили друг друга так долго и нежно,
С тоскою глубокой и страстью безумно-мятежной!
Но, как враги, избегали признанья и встречи,
И были пусты и хладны их краткие.

Они расстались в безмолвном и гордом страданье,
И милый образ во сне лишь порою видали.
И смерть пришла: наступило за гробом свиданье…
Но в мире новом друг друга они не узнали.

М. Ю. Лермонтов