Отдам сердце в хорошие руки

Фото: Соня Черных
Фото: Соня Черных

— Здравствуйте, я по объявлению. Это вы отдаёте сердце в хорошие руки?

— Я.

— Б/у?

— Да. Оно любило три года одного человека.

— Ну-у! Три года эксплуатации — это довольно большой срок! Почему отдаёте?

— Его прошлый владелец обращался с сердцем не по назначению. Он его ломал, резал, играл с ним, вонзал в него острые предметы… Сердце болело, кровоточило, но по-прежнему выполняло свою основную функцию: любило его… И однажды тот, кому оно принадлежало, разбил его…

Читать далее

Без рубрики

Рождение звезды

Это было давным-давно, а может быть и не так давно, как нам кажется, а, возможно, это было совсем недавно. Понятие времени очень относительно. И то, что для нас – людей может показаться безмерным, для далеких небесных светил это всего лишь мгновения.

Так вот, однажды в бескрайних просторах бесконечного звездного океана зародилась крошечная жизнь. Она было настолько мала, что для соседей звезд это зарождение было абсолютно незаметно. Да и интереса у них к этому особого не было. «Подумаешь, ну появится еще одна звезда. Мало ли нас, что ли?» – думали они. Но звезды мама и папа были абсолютно другого мнения. Они очень хотели иметь маленькую звездочку и очень ждали ее. Иногда, обняв друг друга руками-лучиками, мечтали они, поднявшись на ночное небо, о том, как когда-нибудь у них будет маленькая дочурка или сынишка. И когда они мечтали, то их свет становился настолько ярким и прекрасным, что люди, глядя на них с Земли, говорили: «Смотрите, как они хороши, их свет какой-то особенный, от него становится на душе тепло и спокойно. Это не холодный звездный свет, он весь как-будто наполнен любовью». И действительно, папа и мама-звезды очень друг друга любили и дарили друг другу такой свет, который согревал даже людей Земли.

Читать далее

Вы и есть свет

Вы и есть свет

Ваше тело — свет, и вы — бессмертны.

Боб Фрисселл

Без рубрики

Смерть великого писателя

Великий писатель умирал. Он отчетливо чувствовал приближение конца. Каждый удар сердца казался ему чудом. Сначала умирать было не страшно. Он даже впал в некую апатию, и относился абсолютно равнодушно к траурной суете родственников, к ежедневному осмотру семейного доктора, к самому факту своей приближающейся кончины. Но несколько дней тому назад, почувствовав, что он как никогда близок к роковой черте, он испугался. С этого момента какая-то странная, казавшаяся доселе невозможной, жажда к жизни обуяла его. К нему вернулись все чувства. Ощущение мира нахлынуло на него оглушающей волной. Он снова ощущал себя беззаботным ребенком, влюбленным юношей, счастливым отцом. Одновременно. Вспомнил безумную радость, когда его первый роман сразу же стал бестселлером. Хотелось жить. Бороться за жизнь. Хвататься за нее, как хватается провалившийся под лед человек за хрупкие края проруби. Он поминутно шевелил пальцами рук и ног, проверяя, способен ли он еще двигаться. К своему удивлению, он обнаружил в себе больше сил, чем ожидал. Покряхтев, он уселся в кровати, которой суждено было стать его смертным одром, и потянулся. Из прикроватной тумбочки достал сигару. Чиркнул спичку о коробок, затянулся горьким дымом. Писателю было хорошо.

Читать далее

Без рубрики

Вкус солнечного света

Между нахмуренными тучами выглядывает крошечный кусочек голубого неба. Он так пропитан солнцем, что трудно удержаться и не попробовать.
Взять и отщипнуть уверенной рукой от края тучи, и наскоро раскатав тучевую лепешку, завернуть в неё комочек пульсирующего и напитанного солнцем неба.
Мммммм, как вкусно-то, очень вкусно!

А какой вкус у неба, у солнечного света?
С чем этот вкус можно сравнить?
Со вкусом ведь всегда морока.
Единственный способ рассказать о вкусе – это привести примеры похожих вкусов.

Вкус солнца. Может это клубника, в самом начале июля, на раскаленной солнцем поляне?
Срываешь, чуть запекшуюся и переспелую ягоду, и кидаешь её в рот.
И в первое мгновенье, короткое, едва уловимое – ты ощущаешь вкус солнца, а уже потом вкус ягоды.
Да! Клубника в июльский полдень определенно имеет привкус солнца.

Вкус солнца. После купания упал в траву и рядом с тобой кто-то бесконечно родной и любимый.
Молча полежали, напитывая себя солнечной негой.
И поворачиваешь голову, а рядом, совсем близко, любимое плечо.
Нестерпимо захотелось его поцеловать.
Прижмешься к плечу губами, а оно пахнет солнцем и у этого, такого желанного плеча, привкус солнца.

Вкус солнца. Взять забытую на улице алюминиевую кружку, которая раскалилась от солнца, и зачерпнуть свежей колодезной воды из ведра.
Этот коктейль, из солнца, неба, воды и раскаленного железа, имеет в первый момент очень специфический вкус, его ни с чем не спутать.
Точно – в этом вкусе есть и солнце и небо.

Уже заметили? Когда пробуешь на вкус солнце, то этот вкус можно ощутить только в первый и бесконечно короткий миг.
Вкус всегда неуловим и короток, но вкус солнца – особенно.

Вода, просто чистая вода, почти не имеет вкуса и запаха.
Запах и вкус воде придает то, что в этой воде растворилось.
Солнечный свет, чистый, пролетевший миллионы километров, не имеет ни вкуса, ни запаха.
Вкус и запах солнцу придает присутствие Живого, в любом проявлении.
Если вода – универсальный растворитель, но солнечный свет – универсальный творитель.

А как же небо? Про небо совсем забыл? Если вкус у неба?
Вкус небу придает свет. Нет света и неба нет. Это очень просто.

Попробовать на вкус ломтик радуги, отломить краюшку лунного сырного свечения, ощутить бешеный аромат сверкнувшей молнии – это возможно.
Для этого ничего специального не нужно. Каждый из нас делает это десятки раз на дню.
Всего лишь заметив, на краткий миг (помните краткость вкуса света) остановившись.
На краткий Миг.

Как может щекотать солнечный лучик? А ведь может. Как может давить к земле полная луна? Легко!

Творящее мгновение Жизни, имеющее привкус солнечного света….

auka

Без рубрики

Осень

Осенний лист, уносимый легким ветерком, тоскливо смотрел на дерево-мать, как бы молчаливо прощаясь взглядом со своим ярким прошлым, со своею беззаботной молодостью, которая ушла вместе со знойным летом. Он летел вместе со своими братьями, такими же желтыми листьями — их было много, но каждый из них был одинок наедине с грустными мыслями о начале конца.
Вот, идя по сырым улицам засыпающего города, думаешь о жизни.
Слышишь ли ты шелест листьев лежащих под ногами?
Прислушайся. Это шепот. Они хотят, чтобы их услышали и поняли. Они хотят познакомиться и поговорить с тобою. Они хотят увидеть твою улыбку. Улыбнись! Ты им понравился! Возьми одного из них к себе в попутчики, когда бредешь один, о чем-то задумавшись, и Мир станет гораздо светлее.

Ловец_Снов

Люди похожи на оконные стекла

Они сверкают и сияют, когда светит солнце,
но, когда воцаряется тьма,
их истинная красота открывается
лишь благодаря свету,
идущему изнутри.

Э. Кюблер-Росс

Мой океан

Я плыву на паруснике по волнам океана моей жизни, слушая пронзительные крики чаек и подставляя лицо свежему ветру и холодным брызгам. Сейчас этот океан спокоен, он отражает в себе ослепительно яркое солнце и вереницы белоснежных облаков. Но так бывает не всегда. Порой океан поднимает огромные волны, которые отчаянно трясут мой парусник, бьют в его борта и рвут паруса, а свист ветра и холод заполняют все вокруг.

Вместе с моим маленьким парусником водную гладь рассекают такие же путешественники внутренних просторов, как я – маленькие лодки и огромные лайнеры. С некоторыми из них мы долго идем параллельным курсом, подгоняемые попутным ветром. Другие же, ненадолго показавшись на горизонте, навсегда растворяются в далекой дымке.

Я борозжу этот океан всю свою сознательную жизнь. Любуюсь белой пеной волн и плавниками проплывающих мимо дельфинов, или отражением ярких звезд и лунной дорожкой. Но частые порывистые бури и долгие утомительные штили все чаще заставляют меня смотреть в прозрачные воды, ища в них ответы на свои вопросы. Кто я? Откуда и куда я плыву? Зачем всё это? Свесив ноги за борт, я часами всматриваюсь в водную гладь, размышляя над загадками океана.

Читать далее

Мести дворы, мечтать о светлом.

Мне нравится мести улицы. Потому что виден результат. Вот улица грязная. А вот уже и чистая. У меня свой участок — одна маленькая улица, на которой я живу.
Очень тяжело вставать рано. Я лежу и смотрю в потолок около получаса, потом иду на балкон, замерзаю, чтобы проснуться, выпиваю чай из пластикового стаканчика, а потом уж надеваю куртку с кислотно-оранжевой полосой.
Так я примерно за час становлюсь дворником.

Сначала на улице никого нет. Я мету себе спокойненько. Метр за метром.
Ближе к 8 начинают ходить люди. Идут на работу. А мне не нужно идти на работу, потому что я работаю дворником. Я, честно признаться, злюсь, когда кто-нибудь проходит по куче сора. Но я ничего не говорю. Потому что я не хочу, чтобы меня считали ворчуном. Я еще молодой.

Я вот думаю: а вдруг я всю жизнь буду работать дворником? Если я буду всю жизнь работать дворником, то так и останусь дворником, потому как дворников не повышают.
Может, у меня даже буду свои ученики. Хотя вряд ли.
Если я буду так долго дворником, то я буду вставать в 6 без будильника, оранжевая жилетка вскоре вообще заменит мне верхнюю одежду, а долгие зимние вечера я буду коротать в своей маленькой комнатушке и тихонько покряхтывать. От одиночества или от старости.

К тому же, если я буду так долго дворником, то вряд ли когда-нибудь женюсь. А если и женюсь, то на какой-нибудь соседской дворничихе. Девушкам нужны юристы. Юристы ну или, по крайней мере, художники.

Еще я думаю: если у меня не будет жены и детей, то родители очень расстроятся. Наверняка, они хотят внуков. Родители почему-то всегда хотят внуков. Наверное, когда у меня будет семья, я тоже буду хотеть внуков. Наверное, это какая-нибудь истина.

Из всего перечисленного можно сделать вывод.
Дворники – свободные люди. У них нет семей и верхней одежды. Вместо этого у них есть одиночество и оранжевая жилетка.
Что ж. И это, пожалуй, не так уж и плохо.
Я усмехнулся и продолжил мести улицу.

Чертов Палец