Какого цвета твоя любовь?

— Какого цвета твоя любовь ко мне?
— Что?
— Я спрашиваю, какого цвета твоя любовь ко мне?
— Я не понял вопрос.
— Ну, хорошо. Тогда спроси у меня какого цвета моя любовь к тебе.

Он потянулся, зевнул и на выдохе еле разборчиво спросил:
— Ну, и какого же?..
— Зелёного!
Он перестал зевать и пристально посмотрел на меня.

— Зелёного, — повторила я.
— А почему не красного? — спросил он с улыбкой.
— Потому что красный — это пожар, это огонь, пламя — назови, как хочешь.
— Но ведь именно красный и ассоциируется у всех с любовью!
— Не у всех, а только у тех, кто «горит»!
— А ты, значит, не «горишь»?
— Нет.
— Спасибо. Приятно в начале дня узнать, что она, видите ли, тобой не горит.

Читать далее

Без рубрики

Существует ли зло?

Профессор в университете задал своим студентам такой вопрос.
— Всё, что существует, создано Богом?
Один студент смело ответил:
— Да, создано Богом.
— Бог создал всё? — спросил профессор.
— Да, сэр — ответил студент.
Профессор спросил:
— Если Бог создал всё, значит, Бог создал зло, раз оно существует. И согласно тому принципу, что наши дела определяют нас самих, значит, Бог есть зло.
Студент притих, услышав такой ответ. Профессор был очень доволен собой. Он похвалился студентам, что он ещё раз доказал, что вера в Бога это миф.
Ещё один студент поднял руку и сказал:
— Могу я задать вам вопрос, профессор?
— Конечно, — ответил профессор.
Студент поднялся и спросил:
— Профессор, холод существует?
— Что за вопрос? Конечно, существует. Тебе никогда не было холодно?
Студенты засмеялись над вопросом молодого человека. Молодой человек ответил:
— На самом деле, сэр, холода не существует. В соответствии с законами физики, то, что мы счит аем холодом, в действительности является отсутствием тепла. Человек или предмет можно изучить на предмет того, имеет ли он или передаёт энергию. Абсолютный ноль (–460 градусов по Фаренгейту) есть полное отсутствие тепла. Вся материя становится инертной и неспособной реагировать при этой температуре. Холода не существует. Мы создали это слово для описания того, что мы чувствуем при отсутствии тепла.
Студент продолжил:
— Профессор, темнота существует?
— Конечно, существует.
— Вы опять неправы, сэр. Темноты также не существует. Темнота в действительности есть отсутствие света. Мы можем изучить свет, но не темноту. Мы можем использовать призму Ньютона, чтобы разложить белый свет на множество цветов и изучить различные длины волн каждого цвета. Вы не можете измерить темноту. Простой луч света может ворваться в мир темноты и осветить его. Как вы можете узнать, насколько тёмным является какое-либо пространство? Вы измеряете, какое количество света представлено. Не так л и? Темнота это понятие, которое человек использует, чтобы оп! исать, ч то происходит при отсутствии света.
В конце концов, молодой человек спросил профессора:
— Сэр, зло существует?
На этот раз неуверенно, профессор ответил:
— Конечно, как я уже сказал. Мы видим его каждый день. Жестокость между людьми, множество преступлений и насилия по всему миру. Эти примеры являются не чем иным как проявлением зла.
На это студент ответил:
— Зла не существует, сэр, или, по крайней мере, его не существует для него самого. Зло это просто отсутствие Бога. Оно похоже на темноту и холод — слово, созданное человеком чтобы описать отсутствие Бога. Бог не создавал зла. Зло это не вера или любовь, которые существуют как свет и тепло. Зло это результат отсутствия в сердце человека Божественной любви. Это вроде холода, который наступает, когда нет тепла, или вроде темноты, которая наступает, когда нет света.

Без рубрики

Моя звезда

Он летел только вперёд, через просторы вселенной. У его дороги не предвиделось конца. Он не помнил начала своего пути. Да, собственно, ему было и не интересно, откуда он стартовал.

Он был простым астероидом, крупинкой, в масштабе вселенной. Одним из сотен тысяч, а скорее, сотен миллионов, таких же безымянных серых камней в пустоте космоса.

Пустота эта была обманчива. Довольно часто он встречал на своём пути Звезды. Но он сторонился их. Эти встречи пугали его. Звёзды были такие яркие, красивые. Вокруг них всегда крутились их вассалы — планеты, готовые услужить Звездам в любой момент времени. Планеты были разные, но все они, как одна, не любили чужаков, время от времени залетающих в их спокойный мир. И нарушающих их размеренное движение по орбитам, вокруг «своих» звезд.

Моя звезда

Читать далее

Сколько влюблённых живёт по свету?

Сколько влюблённых живёт по свету?
Такой статистики нет пока.
Но, если полчеловечества нету,
То треть, пожалуй, наверняка.

А все остальные, а все остальные
Влюблялись ещё или только влюбятся.
И каждый, на звёзды глядя ночные,
Мечтает, что счастье когда-нибудь сбудется.

Но в чём же счастье твоё на планете?
— Оно в любви, что, как мир, широка! —
Не всё человечество так ответит,
Но полчеловечества — наверняка.

А кто хоть однажды в хороший вечер
Со стрелок часов не спуская глаз,
Не ожидал назначенной встречи,
И не признался в любви хоть раз !?

Есть в слове «любовь» и хмельная сила,
И радость надежды, и боль, и тоска,
И если его смущенно и мило
Не всё человечество произносило,
То девять десятых — наверняка.

Но слово сказать — не сердце отдать.
Отсутствие чувств не заменишь ничем.
Любовь не всем суждено познать,
Она, как талант, даётся не всем.

А сколько людей, а сколько людей
По всякому поводу и без повода
Готовы сказать о любви своей,
Как «телеграмму отбить по проводу».

Поцеловал, ещё не любя,
Обнял взволнованно раз, другой,
И сразу: — Поверь, я люблю тебя! —
И тотчас, как эхо: — Любимый мой!

Признавшийся разом в любви навек
Не слишком ли часто порой бывает
Похож на банкрота, что выдал чек,
А как расплатиться поток — не знает.

На свете немало хороших слов.
Зачем же их путать себе на горе.
Влюбленность — ведь это еще не любовь.
Как речка, пусть даже без берегов,
Пусть в самый розлив — всё равно не море!

Не можешь любовью гореть — не гори.
Влюблён, про влюблённость и говори.
Нежность тоже ценить умей,
Пускай это меньше. Но так честней.

И если не каждый любит пока,
Так пусть и не каждый то слово скажет.
Не все и не полчеловечества даже,
А те лишь, кто любят. Наверняка!

Эдуард Асадов

Без рубрики

Сказка для двоих

Их было двое — Он и Она. Они где-то нашли друг друга и жили теперь одной жизнью, где-то смешной, где-то соленой, в общем, самой обыкновенной жизнью двух самых обыкновенных счастливых.

Они были счастливыми, потому что были Вдвоем, а это гораздо лучше, чем быть по одному.

Он носил Ее на руках, зажигал на небе звезды по ночам, строил дом, чтобы Ей было где жить. И все говорили: «Еще бы, как его не любить, ведь он идеал! С таким легко быть счастливой!» А они слушали всех и улыбались и не говорили никому, что идеалом Его сделала Она: Он не мог быть другим, ведь был рядом с Ней. Это было их маленькой тайной.

Она ждала Его, встречала и провожала, согревала их дом, чтобы Ему там было тепло и уютно. И все говорили: «Еще бы! Как ее не носить на руках, ведь она создана для семьи. Немудрено, что он такой счастливый!» А они только смеялись и не говорили никому, что Она создана для семьи только с Ним и только ему может быть хорошо в Ее доме. Это был их маленький секрет.

Он шел, спотыкался, падал, разочаровывался и уставал. И все говорили: «Зачем Он Ей, такой побитый и измученный, ведь вокруг столько сильных и уверенных». Но никто не знал, что сильнее Его нет никого на свете, ведь они были Вместе, а значит, и сильнее всех. Это было Ее тайной.

И Она перевязывала Ему раны, не спала по ночам, грустила и плакала. И все говорили: «Что он в ней нашел, ведь у нее морщинки и синяки под глазами. Ведь что ему стоит выбрать молодую и красивую?» Но никто не знал, что Она была самой красивой в мире. Разве может кто-то сравниться по красоте с той, которую любят? Но это было Его тайной.

Они все жили, любили и были счастливыми. И все недоумевали: «Как можно не надоесть друг другу за такой срок? Неужели не хочется чего-нибудь нового?» А они так ничего и не сказали. Просто их было всего лишь Двое, а всех было много, но все были по одному, ведь иначе ни о чем бы не спрашивали. Это не было их тайной, это было то, чего не объяснишь, да и не надо.

Спасибо Татьяне Иониной

Отдам сердце в хорошие руки

Фото: Соня Черных
Фото: Соня Черных

— Здравствуйте, я по объявлению. Это вы отдаёте сердце в хорошие руки?

— Я.

— Б/у?

— Да. Оно любило три года одного человека.

— Ну-у! Три года эксплуатации — это довольно большой срок! Почему отдаёте?

— Его прошлый владелец обращался с сердцем не по назначению. Он его ломал, резал, играл с ним, вонзал в него острые предметы… Сердце болело, кровоточило, но по-прежнему выполняло свою основную функцию: любило его… И однажды тот, кому оно принадлежало, разбил его…

Читать далее

Без рубрики

Рождение звезды

Это было давным-давно, а может быть и не так давно, как нам кажется, а, возможно, это было совсем недавно. Понятие времени очень относительно. И то, что для нас – людей может показаться безмерным, для далеких небесных светил это всего лишь мгновения.

Так вот, однажды в бескрайних просторах бесконечного звездного океана зародилась крошечная жизнь. Она было настолько мала, что для соседей звезд это зарождение было абсолютно незаметно. Да и интереса у них к этому особого не было. «Подумаешь, ну появится еще одна звезда. Мало ли нас, что ли?» – думали они. Но звезды мама и папа были абсолютно другого мнения. Они очень хотели иметь маленькую звездочку и очень ждали ее. Иногда, обняв друг друга руками-лучиками, мечтали они, поднявшись на ночное небо, о том, как когда-нибудь у них будет маленькая дочурка или сынишка. И когда они мечтали, то их свет становился настолько ярким и прекрасным, что люди, глядя на них с Земли, говорили: «Смотрите, как они хороши, их свет какой-то особенный, от него становится на душе тепло и спокойно. Это не холодный звездный свет, он весь как-будто наполнен любовью». И действительно, папа и мама-звезды очень друг друга любили и дарили друг другу такой свет, который согревал даже людей Земли.

Читать далее

Вы и есть свет

Вы и есть свет

Ваше тело — свет, и вы — бессмертны.

Боб Фрисселл

Без рубрики

Смерть великого писателя

Великий писатель умирал. Он отчетливо чувствовал приближение конца. Каждый удар сердца казался ему чудом. Сначала умирать было не страшно. Он даже впал в некую апатию, и относился абсолютно равнодушно к траурной суете родственников, к ежедневному осмотру семейного доктора, к самому факту своей приближающейся кончины. Но несколько дней тому назад, почувствовав, что он как никогда близок к роковой черте, он испугался. С этого момента какая-то странная, казавшаяся доселе невозможной, жажда к жизни обуяла его. К нему вернулись все чувства. Ощущение мира нахлынуло на него оглушающей волной. Он снова ощущал себя беззаботным ребенком, влюбленным юношей, счастливым отцом. Одновременно. Вспомнил безумную радость, когда его первый роман сразу же стал бестселлером. Хотелось жить. Бороться за жизнь. Хвататься за нее, как хватается провалившийся под лед человек за хрупкие края проруби. Он поминутно шевелил пальцами рук и ног, проверяя, способен ли он еще двигаться. К своему удивлению, он обнаружил в себе больше сил, чем ожидал. Покряхтев, он уселся в кровати, которой суждено было стать его смертным одром, и потянулся. Из прикроватной тумбочки достал сигару. Чиркнул спичку о коробок, затянулся горьким дымом. Писателю было хорошо.

Читать далее