Малыш

Ил.: 111tong

Длинная очередь вереницей тянулась вперёд. Его выбирали. Подходили, трогали, смотрели. Улыбались, трепали за щёки . Он устал от них, но позади дверь закрыли и нужно было ждать. Пока его выберут и уведут жить.

Рядом за большим письменным столом сидел угрюмый мужчина, неопределенного возраста, и протоколировал всё и всех, кто подходил к Малышу. Он равнодушно задавал вопросы, не поднимая глаз от бумаг, и сухо выводил чёрные линии.

Малыш смиренно стоял, пока лица перед ним менялись. Такие разные, но одинаковые, глаза, улыбки, жесты. А потом он вдруг подумал, а чего это выбирают ОНИ? Это он пришёл к ним, а не они к нему. Он радостно подскочил и побежал вдоль очереди. Ой, да, тут так не принято. Вести себя нужно совсем по-другому. Совсем никак. Помалкивать и ждать.

Очередь осуждающе запричитала. Мужчина за письменным столом отложил ручку и опустил очки на переносицу. А где-то совсем рядом вдруг раздалось робкое хихиканье. Малыш притормозил. Заулыбался и с размаху уткнулся в плечо. Засопел. Плечо было костлявым и неуютным, так казалось владельцу того самого плеча. Как можно на него опираться? Оно не мягкое совсем, не по размеру. Но Малыш со всех предоставленных вариантов взял да и выбрал именно его. Худое, костлявое плечо. Оно было последним в очереди. Неуверенным, и если бы Малыш не был таким настойчивым, они бы не встретились. Полногрудая и пышная женщина запротестовала. Она могла и обогреть, и накормить, и приласкать. Костлявое плечо стеснительно сжалось. А Малыш ещё больше вжался носом в колючую ключицу, и из-под лба посмотрел в хитрые узкие глаза. Плечи у неё теплые и пышные, а глаза холодные. Не нужен он ей. Как и она ему. Другая женщина предложила мягкую подушку, голубую, как море, и уютную. Малыш лишь покосился на красивый предмет без души и ещё сильнее зарылся в плечо. Угловатое, костлявое, оно грело, как огонь. И мягкое было, до беспредела. Малыш вздохнул и засопел. А плечо боялось пошевелиться. Острое, и такое совсем неудобное. Малыш заулыбался во сне. И прижался сильнее. И плечо обмякло. Хоть и костлявое, но родное. До беспредела. И мягкое. И круто, что у него теперь есть такой Малыш, который видит сердцем. И не проведёшь. Малыш посапывал на уверенном плече. И так его и унесли, вдоль притихшей очереди. В открытую дверь. Жить. Вместе.

Мужчина за письменным столом закрыл книгу и заулыбался. Над дверью загорелась табличка «Следующий». Он снова надел равнодушие на лицо и отворил дверь. Первый их выбор — и им решить выбирать, или быть выбранными.

Алеся Максимова Читать далее

Оказывается, учителя — рядом

Я вчера вызвала Uber, и за мной приехал человек, который поразил меня до глубины души. Поразил настолько, что я второй день всем о нем рассказываю.

Сажусь в машину. Водитель улыбается… Я тоже, но в телефоне занимаюсь какими-то вопросами по работе.

Вам не дует? Нет, спасибо, все хорошо. Вы не замёрзли? Нет, мне правда хорошо. Хотите конфет? Я купил их только что в магазине. Такие вкусные! Желейные. Обожаю их! Я обычно не предлагаю пассажирам, это не тактично. Но Вам прям захотелось. Я все пойму, если откажетесь. Хотите? Хочу! Отдал мне всю коробку…

Пошутила, что понимаю, почему у него такой положительный рейтинг в Uber.

Читать далее

Я — твое тело, и я обращаюсь к тебе…

Я — твое тело, и я обращаюсь к тебе…

1) Я выгляжу так, как ты думаешь обо мне. Пожалуйста, думай обо мне, что я красивое. И я буду таковым.

2) Когда ты думаешь о болезнях и пытаешься выискивать их во мне, то мне приходиться подстраиваться под твои мысли, и я начинаю болеть.

3) Когда ты много времени уделяешь мыслям, которые вызывают у тебя негативные эмоции, я тоже начинаю болеть. Потому что драгоценная жизненная сила уходит на эти мысли.

4) Когда ты думаешь мысли, вызывающие радость, я буквально расцветаю и молодею на глазах.

Читать далее

…когда тебя настигнет то самое, настоящее – ты поймешь.

Ты можешь стараться быть кем угодно. Говорить свободно на семи языках, знать, как правильно посадить самолет и сад, рисовать картины, быть лучшим придумщиком сновидений.

Можешь быть другом всем чудакам этого города, можешь – каждое утро щекотать свою тень, гуляя с ней по выстриженным газонам. Можешь узнавать настроение собеседника по цвету его носков, и кожей чувствовать любую ложь. Но когда тебя настигнет то самое, настоящее – ты поймешь, я клянусь тебе, что поймешь.
Читать далее

Ежедневно каждый из нас дает обещания стать лучше

Ежедневно каждый из нас дает обещания стать лучше.

Бросить курить, заняться спортом, не нервничать по мелочам, ценить своих любимых.

Но наступает завтра…и чуда не происходит.

Читать далее

Все, что было тогда вокруг — красота и мы

Фото: Chris Ensey

Все, что было тогда вокруг — красота и мы. Мир выбрал нас среди прочих всех — на него смотреть, замечать — стрелы уитменовских листьев травы, людей, в которых живут целые города, чем-то на них похожие, солнце, целующее по-взрослому — на коже остаются следы от его касаний.

Все что с нами происходило весь этот год — рассветы, ночные сеансы фильмов: проектором — наши глаза, экраном — небо.

Мне приходилось зажмуриваться и потом резко распахивать глаза и смотреть — ты взаправду? Весь этот мир, в котором есть ты, большие красивые олени, выращенная мята на солнечном балконе, есть самая разная музыка и самые разные языки, и черный песок, и лава, и детеныши львов, и тысячи миллионов историй, какие только захочешь, и в этом всем многообразии можно всегда придумать что-то еще.

Мир, о котором сладко думалось в пять

Жадно — в тринадцать

Скептически — в семнадцать

Остро — в двадцать три

и вот теперь, думается мне, вот теперь он — на расстоянии вдоха, выдоха, на расстоянии одного поцелуя – не устает выбирать нас.

И все что с нами происходило тогда — не ропщет, не сомневается, ни о чем не просит. Все еще не перестает.

Кит не спи

Ты можешь быть крылатым

Так мы взрослеем – волшебники, владельцы островов счастья, принцессы с короной из одуванчиков, рыцари справедливости. Вырастаем, и теперь, выходя из дома чаще надеваем на себя серьезность, плащ из снов оставляем висеть в шкафу (и то, если до сих пор не вывезли на чердак). Больше следим за курсом доллара, меньше – за облаками.
Кто эти люди? Когда они стали нами?
Кто напомнит, что еще можно быть таким, каким хочешь сам?

Ты можешь быть крылатым:

когда смеешься, когда загадываешь желания. В эти моменты сходишься всеми родинками с узорами мироздания. Чувствуешь, чувствуешь, как растешь?
Ты можешь быть дочерью океана:
когда учишься находить сокровища – в себе, и тех, кто сейчас рядом. Когда перестаешь бояться глубины и любой страх растворяешь в себе, как соль.
Ты можешь быть тем, кто выдумывает новые миры:
когда не прячешь в ящик свои идеи, а даешь им объём и форму. Фантазию облекаешь в имя, обрекаешь на цвет и звук, вписываешь в реальность.

Послушай, ты и есть тот любимый ребенок, который способен на все на свете.
Случайся с миром – новой историей, во весь голос исполненной песней, долгой прогулкой, подсмотренным сном, объятьем, звонком, поцелуем, смешным придуманным словом.
Он так сильно соскучился по тебе – такому легкому на подъем.
Беспрекословно живому.

Кит не спи

Расскажи мне про этих цветных птенцов

Расскажи мне про этих смешных людей, что не едут на море, а едут в глушь,
умываются там в дождевой воде и бодяжат компот из подгнивших груш;

Читать далее

И всегда можно выбрать новую из орбит

Ил.: Yukai Du

И он говорит ей: «Ты солнце, солнце», а она говорит: «Не верю». И он говорит ей: «Ты птица, и крылья твои огромны, смотри, до неба».
А она говорит:
— Перестань, ну какая птица, я человек, я ничего не умею. Утром пролила чай, вчера промочила ноги. Я не знаю, как этот мир устроен, для кого придуман. И вообще, сейчас больше занята мыслями, как вылечиться от простуды, чем о законах творения, правилах мироздания.
Он удивляется:
— Ты можешь быть занята чем угодно, как это отменяет твою крылатость? Как что угодно может разучить тебя быть собой?
И она так рыдает от этого “быть собой”, и клянется никогда больше с ним не встречаться. Зачем? Забивает только голову ерундой.

И проходит 10 минут, или год, или несколько лет, прежде чем она начинает видеть: свет, из которого сшитый воздух, землю, в которой зреют будущие деревья, людей, которые в саду выращивают фрукты, а в себе – звезды. И ее заполняет чувство, словно все это – правильно, так и должно быть, будто всегда можно выбрать новую из орбит. И ей так становится легко от этих мыслей, даже выравнивает спину, когда идет.
Мальчик на улице дергает бабушку за рукав, они смотрят на девочку. Та – летит.

Кит не спи

Это моя магия

Ил.: endmion1

— А чем ты занимаешься?
— Я практикую магию.
— Это типа влияние на других людей? Управление стихиями, некромантия?
— Не совсем. Давай приведу пример.

Читать далее