Не оценивать. Наблюдать. Принимать. Удивляться!

Сегодня я благодарен всему, что случилось со мной за все эти годы. Долго ли, коротко ли… Не случись этого, я не был бы тем, кто есть. А тот, кто я есть сейчас, мне по душе.

Читать далее

Я не люблю истории. Я люблю мгновения.

Ил.: Phung Nguyen Quang

Я не люблю истории. Я люблю мгновения.

Люблю ночь больше утра, луну больше солнца, а здесь и сейчас, больше любого где-то потом. Еще люблю птиц, грибы, блюзы, павлиньи перья, черных кошек, синеглазых людей, геральдику, астрологию, кровавые детективы и древние эпосы, где отрубленные головы годами пируют и ведут беседы с друзьями.

Читать далее

Это моя магия

Ил.: endmion1

— А чем ты занимаешься?
— Я практикую магию.
— Это типа влияние на других людей? Управление стихиями, некромантия?
— Не совсем. Давай приведу пример.

Читать далее

Поменять холодильник на ежа

Ил.: @kate_zotova_illustratorц

Папе было сорок лет, Славику — десять, ежику — и того меньше.
Славик притащил ежика в шапке, побежал к дивану, на котором лежал папа с раскрытой газетой, и, задыхаясь от счастья, закричал:
— Пап, смотри! Читать далее

Я хочу жить с людьми, которые очень человечны

Ил.: Artem Zhushman

Моя душа торопится.

Я подсчитал свои годы и обнаружил, что у меня осталось меньше времени на жизнь, чем прожито.
Я чувствую себя таким ребенком, который выиграл коробку с конфетами: первые съедает с удовольствием, но когда он понимает, что осталось только несколько, то действительно начинает есть их с удовольствием и смакуя.

Читать далее

Для меня, зрелость, до не приличия в простом

Фото: Artem Zhushman

Для меня, зрелость, до не приличия в простом.
В умении о себе позаботиться.

Голоден? Утоли.
Холодно? Согрейся.
Дует? Пересядь.
Больно? Не терпи.
Любишь? Скажи.
Не любишь? Скажи тем более.
Плохо? Сделай, чтобы было лучше.
Хорошо? Не пробегай.
Просто сделай паузу и получи удовольствие.
Делают больно?
Обрати их внимание на это.
Не слышат?
Попробуй ещё.
Опять не слышат?
Теряй.

Читать далее

Ну и что, что лапы грязные, когда сердце такое чистое

Фото: LisetMor Photography

Счастье — это мы и большая белая собака

Проснуться и смотреть на снежное небо , бежать ловить белые холодные пушинки, наша собака, та, которой однажды не давали и процента на выздоровление, та которую мы спасли, смотрит счастливыми глазами на снег, и так просто без причины уже любит его, а может и потому что мы с ней , такие же беспричинно счастливые — как дети , смотрим друг на друга. Ты веришь, что мы с тобой все преодолеем? Ты веришь, что все это наша жизнь?

Читать далее

Все нормально

Я не знаю, где начинается этот прекрасный период, когда вдруг ты понимаешь, что бы ни происходило — «все нормально».

Это расслабленное спокойствие, которому я всегда завидовала.
И сейчас продолжаю завидовать, только уже самой себе.

Когда кто-то уходит из твоей жизни, а ты точно знаешь — это к лучшему.
Не переставая чувствовать грусть, просто понимаешь, что есть те, с кем по пути, и другие — с кем точно -нет.

Читать далее

В одном далеком-далеком королевстве жил был Принц

Ил.: Hüseyin Sönmezay

В одном далеком-далеком королевстве жил был Принц. Почему вдруг сразу Принц, спросите вы. Отвечаю — для справедливости.

Большинство, если не все, сказки написаны про заколдованных или капризных Принцесс, которых расколдовывает герой. И никто не написал, как принц живет в своем далеком-предалеком Королевстве.

Читать далее

Ищу родственную душу

автор иллюстрации неизвестен

В детстве я читала рассказ про то, как мальчик поменял свою новую машинку на светлячка. Посадил его в спичечный коробок и принес домой, словно сокровище. И когда его спросили: как же ты мог новую игрушку поменять на букашку? Он ответил: так ведь он живой и светится.

И мне было очень жаль этого мальчика, потому что я понимала, что он, говоря современным языком «лоханулся». Его аргумент про то, что светлячок «живой и светится» казался мне смешным и глупым. И я очень хотела извлечь урок из этого рассказа и никогда не допустить подобной ошибки. Я не знала тогда, что взрослая жизнь – это большой обменный пункт, где меняется время на деньги, личная жизнь на карьеру и шило на мыло.

Как легко нам навязали чужие ценности, а мы поверили, что сухое молоко лучше коровьего, а хот-дог вкуснее бутерброда, что брачный контракт надежнее венчания, а аборт не убийство, а всего лишь планирование семьи.

Мы поменяли сыроежки на шампиньоны, пикники — на фуршеты, чтение книг — на шопинг, разговоры — на переговоры. И вот уже вместо друзей у нас партнеры, вместо любимых – бой-френды, а вместо счастья – кайф.

Мы перестали плакать над фильмами и петь песни за столом. Говорить по душам и мечтать. Мы стали сдержанными и закрытыми. Осваиваем гольф, конный спорт и искусство управления яхтами. Курим кальяны и сигары, называемся господами и убеждаем друг друга, что жизнь удалась.

Когда-то у меня был заказ написать статью про специальные приспособления для курения сигар. Я отправилась в магазин для VIP-клиентов, который напоминал скорее музей, чем сувенирную лавку. Под стеклянными витринами поблескивали серебром и нержавейкой странные предметы, похожие на орудия пыток в подвалах гестапо. И названия у них были под стать: гильотина, хьюмидор. Эти «инструменты» предназначены для того, чтобы изящно ампутировать голову… сигаре.

Я помню, как долго и внимательно рассматривала всю эту ерунду, над созданием которой трудились люди. А потом долго и внимательно слушала продавцов, которые совершенно серьезно рассказывали мне, что уважающему себя человеку без этих гильотин и хьюмидоров никак не обойтись.

Прежде чем написать заказ я изо всех сил пыталась полюбить и признать необходимость маленьких вещей для большой жизни. Мне было страшно интересно посмотреть, кто же это все покупает? Надо сказать, что любая безделушка стоила больше прожиточного минимума среднестатистического гражданина.

И вот однажды я увидела передачу про бывшего кумира, бывшего ведущего, бывшего красавца. Показывали его дом, до боли напоминающий ту самую лавку с ненужными сувенирами. Хозяин со знанием дела отрубал гильотиной голову кубинской сигаре, со значительным видом усаживался в кресло, выкладывал ноги на стол и закуривал. Я не помню, что он говорил, собственно, это было не важно. Камера скользила по коллекции оружия, которое он собирал, по фотографиям со знаменитостями, которыми он гордился и по огромному дому, в котором никогда не звучали детские голоса.

Репортер говорил что-то о славе, благополучии и величии. А я видела старость и одиночество в окружении антикварной утвари, которая только усиливала впечатление старости и одиночества. И те самые хьюмидоры, как символы бесполезности и ненужности в так быстро уходящей жизни…

И я почему-то вспомнила того мальчика из моего детства, который сделал правильный выбор, поменяв бесполезную пластмассовую машинку на живого светящегося светлячка.

Однажды я увидела рекламный щит: «Ищу родственную душу» и телефон. И глядя на поток иномарок, вдруг отчетливо поняла, что очень многие обменяли бы свои настоящие машины на родственную душу, как тот мальчик из моего детства на светлячка.

Елена Рог «Светлячок и хьюмидор»