Каждый восполниться должен сам…

Никто и никогда не может пройти этот путь за тебя, так же, как никто не может отдать тебе эту силу. Только помочь обрести твою собственную силу. Самая великая помощь – это само бытие любящего.

Читать далее

Путь в рай — это путь внутрь

Vincent Bourilhon

Путь в рай — это путь внутрь. Он начинается с чувства чужой боли как своей собственной, с невозможности причинить боль, обидеть. Он продолжается шаг за шагом, до всё более тонкого развития внутреннего слуха и внутреннего зрения. И может дойти до абсолютности этого внутреннего слуха, до чувства полной неотделимости своей от каждой души, от каждой звезды и былинки. Душа, обладающая таким слухом и зрением, только благодарит и только благословляет Того, Кто невидим и неслышим внешними глазами и физическими ушами. Душа, чувствующая эту тончайшую суть нашу, готова идти на любые жертвы, готова принять путь прохождения через ад. Ибо вмещающий Бога вмещает всё и, вмещая ад, лишает ад его силы.

Зинаида Миркина
Фото: Vincent Bourilhon

Начало всякого истинно религиозного чувства — безграничное доверие Любви

доверие любви

Начало всякого истинно религиозного чувства — безграничное доверие Любви. Доверяю, потому что люблю. Доверяю, потому что чувствую свою неотделимость от той не постижимой умом Ог­ромности, которая стала моей внутренней Бесконеч­ностью.

«Я без тебя — ничто, — сказал силезский мистик Богу, — но что Ты без меня?» Дерзновенные слова, но совершенно законо­мерные. Он чувствует Бога как то величайшее целое, в котором запрятан его смысл. Мой смысл не во мне, а в Тебе. Но именно поэтому Ты без меня — малейшей Твоей частицы — не полон, не целен. Мы едины. И это великое торжество, это смысл, превосходящий всякие домыслы, все, что может изобрести ум.

Читать далее

Стать самому открытой всем дорогой

Ил.: Evgeniya Syhoverhova

Нет ничего насущней и важней,
Чем, позабыв всю боль и все потери,
Не отвлекаться от души своей
И безоглядно ей одной поверить,

Душе поверить… Но ведь это значит
Пойти по водам, так же как Иисус,
Не утонуть в великом море плача
И выдержать земли тягчайший груз.

Самим собою утолить всю жажду
И голод весь: ты — хлеб, и ты — вода,
С душой своею встретившись однажды,
И ей одной поверив навсегда.

Да, навсегда поверив только ей
Во глубине её увидеть Бога
И, бросив всех слепых поводырей,
Стать самому открытой всем дорогой.

— Зинаида Миркина