Рама и Сита


Давным-давно в Индии жил могущественный царь — раджа. Он правил богатым и сильным государством, со столицей в городе Айодхья. У него было несколько жен и несколько сыновей, самого старшего сына звали Рама, одного из младших — Лакшмана. Эти два брата очень любили друг друга.

Случилось однажды Раме быть в столице соседнего государства. Проезжая мимо дворца тамошнего раджи, он увидел в одном из окон девушку необычайной красоты.

— Кто это? — спросил Рама торговок, которые сидели у дворцовых ворот.

— Это Сита, дочь нашего правителя!

Рама повернул коня, чтобы еще раз взглянуть на девушку, но, когда снова очутился под окном, оно уже было плотно закрыто.

Рама вернулся в Айодхью и рассказал об этой встрече брату.

— Мне кажется, что я полюбил ее с первого взгляда, — признался он. — Что делать, Лакшмана? Может быть, рассказать обо всем отцу и матери? Или — нет, мужчине пристало умение ждать…

А в те далекие времена в Индии был обычай — сваямвар, по которому, для того чтобы невеста могла выбрать себе жениха, в ее честь назначались состязания. На них съезжались юноши, они соревновались в стрельбе из лука, в борьбе, в метании копья. Победителю, если, конечно, он был по душе, невеста надевала на шею венок — этим она давала знать, что согласна стать его женой.

И вот вскоре отец Ситы решил, что настало время выдавать дочь замуж. Как только эта весть достигла Айодхьи, Рама и Лакшмана стали собираться в путь. В назначенный день рано утром они уже въезжали на колесницах в город, где жила Сита. Здесь все уже было готово к празднику, на каждом углу развевались пестрые флаги, играла музыка, над очагами, где разогревались кушанья, вились сладкие дымки. По улицам то и дело катили украшенные цветами колесницы. С главной площади доносился нетерпеливый гул толпы.

— Как бы нам не опоздать! Поторопим коней! — крикнул Лакшмана.

Они въехали на городскую площадь. Тут все уже было готово к состязанию: в беседке, украшенной цветами, сидели Сита и ее отец, напротив них стояли кучкой приехавшие со всех концов Индии женихи. Толпа запрудила окрестные улицы.

Загремели и смолкли барабаны. Царь встал и сделал знак, требуя тишины.

— Много лет тому назад, — начал он, — один из моих предков получил в подарок от всесильного бога Шивы лук. Он был столь тяжел и крепок, что никто никогда не мог ни поднять, ни натянуть его. Сегодня этот лук будет вынесен на площадь. Тот, кто сможет согнуть его, станет мужем моей дочери. Я сказал!

С этими словами царь кивнул слугам. Те устремились во дворец и вскоре вернулись, сгибаясь под тяжестью необычной ноши. Увидев, сколь велик лук и как толста его тетива, женихи приуныли. Слуги дотащили лук до середины площади, положили на землю и удалились. К нему по одному стали подходить женихи. Сначала силу пробовали самые молодые. Они приближались к луку, брались за него, напрягали мышцы, пот струился по их лицам, но никто не смог даже на палец оторвать его от земли. Затем выступили женихи постарше. Это были настоящие силачи. Они выходили на середину площади, гордясь своим ростом, силой рук и прежними подвигами. Некоторым из них удавалось приподнять конец древка и даже ухватиться за тетиву, но… лук падал, а тетива оставалась недвижимой.

И вдруг в толпе раздался ропот. Из шеренги женихов вышел чернобородый воин. Его глаза горели жестоким огнем. Он подошел к луку и без видимого усилия приподнял его с земли. Все ахнули, царь привстал с сиденья, а Сита почувствовала, как страх проникает в ее сердце.

— Кто это? — спрашивали друг у друга жители города.

Воин упер конец лука в землю, ухватился одной рукой за древко, ладонь другой наложил на тетиву. Толстые кривые пальцы впились в нее, мышцы рук напряглись и стали похожи на камни. Тетива начала медленно оттягиваться. Среди женихов послышались горестные крики.

— Уж не сам ли это Равана — непобедимый? — заговорили в толпе.

Богатырь напряг все силы. Жилы на его лбу надулись, концы лука начали сближаться. Но… раздался звон, подобный звону сабли, тетива вырвалась из рук, лук распрямился и упал на землю. И тогда богатырь издал ужасный рев. Он топал ногами и ревел, как раненый слон. Глаза его налились кровью, облик, до того четкий и ясный, стал зыбким. Тело потеряло прежние очертания, вместо одной головы выросли десять, а две руки превратились в двадцать.

— Горе, горе нам! Это и верно Равана, царь ракшасов, демон среди демонов, владыка бродящих ночью, воин, не знающий жалости! — закричали в толпе.

Не успела испуганная Сита разглядеть того, кто чуть было не стал ее мужем, как ракшас поднялся в воздух и исчез, как исчезает столб пыли, развеянный ветром.

И тогда на площадь вышел Рама. Он подошел к луку, медленно поднял его и, разведя могучие плечи, стал натягивать тетиву. Черное, блестящее, тяжелое дерево уступало сильным рукам — тетива все дальше отделялась от древка, и наконец лук не выдержал: раздался треск, похожий на удар грома, крыши домов задрожали — лук разлетелся пополам.

Крики радости переполнили площадь.

— Он победил! Слава царевичу из Айодхьи! — кричала толпа.

Царь встал, подняв в приветствии руки, а Сита вышла из беседки, приблизилась к Раме и, потупя глаза, возложила на него венок.

Сыграли свадьбу. Рама вернулся во дворец отца и стал помогать ему править. Вместе с ним в Айодхью приехала Сита.

Рамаяна

О чем еще Собиратель звёзд:

  • w_p

    Сокращенная и не до конца пересказанная Рамаяна =)