Не поймешь, пока не попробуешь

Однажды у мудрецу Бухлуху пришел молодой человек, обеспокоенный смыслом вещей:- Скажи, о Бухлух, как мне обрести душевную стойкость, как мне обрести равновесие, если я не знаю, что ждет меня завтра?
— Учись ходить по канату! Представь, что по обе стороны от тебя пропасть — и тогда держись, как только можешь.
— Но если я все-таки не удержусь и упаду?
— Большая разница, мой друг, в том как падать! — сказал Бухлух. — Можно упасть от расслабленности мышц, и тогда ты просто разобьешься. Но можно упасть, когда самых отчаянных усилий не хватило, и тогда твое падение превратится в полет.
— Я не понимаю, Бухлух, — развел руками юноша. — Ты говоришь загадками.
— И не поймешь. пока не попробуешь!

автор неизвестен
фото Christopher Schreck

Время для волшебных завтраков

Друзья, в сентябре в Москве возобновляются Волшебные завтраки. Волшебники-ведущие найдены. Остается определится со временем. Скажите пожалуйста, в какое время вам удобнее всего посетить наш тематический завтрак?

Счастье — это дорога

Счастье — это дорога. Это также выбор, который ты делаешь. Ты можешь изумляться бриллиантам, которые встречаешь на своем пути, а можешь нестись, не замечая дней, в поисках того золотого ларца, который в конце концов окажется пустым. Наслаждайся открытиями, которые таит в себе каждый день, потому что сегодня, этот день, — все, что у тебя есть.

Робин Шарма
Фото: Marsel van Oosten

Родительская любовь

Однажды к маме пришли её дети, споря между собой и доказывая свою правоту друг другу, с вопросом-кого она любит больше все на свете? …
Мать молча взяла свечу, зажгла её и начала говорить.
«Вот свеча-это я! Её огонь — моя любовь!»
Затем она взяла ещё одну свечу и зажгла её от своей.
«Это мой первенец, я дала ему своего огня, свою любовь! Разве от того что я дала-огонь моей свечи стал меньше? Огонь моей свечи остался прежним…»

И так она зажгла столько же свечей-сколько у неё было деток… и огонь её свечи оставался таким же большим и тёплым…

Доброе и плохое семя

Однажды ученики пришли к старцу и спросили его: почему дурные наклонности легко овладевают человеком, а добрые – трудно и остаются непрочны в нем.

Что будет, если здоровое семя оставить на солнце, а больное зарыть в землю? – спросил старец.

– Доброе семя, что оставлено без почвы, погибнет, а плохое семя прорастет, даст больной росток и худой плод, – ответили ученики.

– Так поступают люди: вместо того, чтобы втайне творить добрые дела и глубоко в душе растить добрые начатки, они выставляют их напоказ и тем губят. А свои недостатки и грехи, чтобы их не увидели другие, люди прячут глубоко в душе. Там они растут и губят человека в самом его сердце.

Автор неизвестен

Скучно жить?

Однажды к Учителю пришёл некий богатый вельможа.
— Учитель! – сказал он. – Мне скучно жить!
— Мне сплясать тебе? – ехидно поинтересовался Учитель.
— Ну что вы, Учитель, — смутился вельможа.
— Тогда сам спляши, — хладнокровно предложил Учитель.
Вельможа только поморщился.
— Значит, тебе просто хочется жить скучно, — заключил Учитель.

Источник и автор фото неизвестен

Но у нас нет времени!

Вы постоянно бегает от одного нового ощущения к другому. У вас нет времени на медитацию. Ко мне приходят люди, и, если я говорю им, что они должны медитировать, они отвечают: «Но у нас нет времени». У них хватает времени ходить в кино, у них хватает времени играть в карты — вы можете сами увидеть, как они собираются в комнате Сомендры, чтобы поиграть в покер. У них хватает времени на сплетни. А на медитацию? Времени вдруг не оказывается. У них есть время на драки, на ссоры, на чтение глупых газет — и как досконально они изучают эти газеты! Эти газеты превратились в их евангелия, они читают каждую строчку, от начала до конца. Но как только речь заходит о медитации, мгновенно, ни секунды не думая, они отвечают: «Но у нас нет времени!»

Что они говорят на самом деле? Они говорят, что не интересуются сами собой. Им неинтересно молча сидеть целый час и смотреть внутрь себя. Зачем? За это время можно заработать денег, можно поработать в магазине, можно сделать тысячу других дел. А просто сидеть и глазеть на свой пупок? Зачем? Похоже, никто не интересуется самим собой. Вы уже есть, так зачем беспокоиться? Вы уже такие, какие есть, так зачем утруждать себя?

Все выходят из себя наружу… но человек познаёт истину лишь тогда, когда входит внутрь себя.

Ошо

Простая медитация

Одну медитацию вы можете начать делать каждый вечер, прежде чем лечь спать. Просто сядьте в постели, примите комфортную позу. Закройте глаза и почувствуйте, что тело расслабляется. Если тело начинает наклоняться вперёд, позвольте это; оно может наклониться вперёд. Может быть, оно захочет принять позу зародыша, позу ребёнка в чреве матери. И если вам так хочется, просто примите позу зародыша. Будьте маленьким ребёнком в чреве матери.

И просто слушайте своё дыхание, ничего больше. Просто слушайте его — вдох и выдох, вдох и выдох. Я не говорю, что нужно это проговаривать, — просто чувствуйте, как дыхание продолжается; когда происходит выдох, чувствуйте выдох. Просто чувствуйте его, и в этом чувствовании вы ощутите, что возникают безмерные молчание и ясность. Это займёт всего десять или двадцать минут: минимум — десять минут, максимум — двадцать. Затем засните.

Ошо

Автор фото Антон Янковой

Песня человека и мира

Тишина наполняла мир. Ей не было границ, а потому и сам мир ничего не знал о себе. Он не знал, какой он, велик ли он, течет ли для него время и бьется ли его сердце. И даже мысли были скорее не мыслями, а обрывками почти недоступных воспоминаний, с которыми не с кем было поделиться.

Но вот, спустя вечность (а может быть всего лишь миг – ведь мир не мог в тишине один следить за временем, он мог только осознавать свое нетерпеливое ожидание) он услышал голос, который что-то напевал. Голос был не громкий и мир даже сразу не поверил в происходящее. Он задрожал и весь превратился в слух. Он так боялся, что этот голос больше не повторится, что весь трепетал и впервые услышал, как прерывисто и с надеждой бьется его сердце. Но голос повторялся снова и снова, а мир жадно и напряженно слушал. Мир уже видел того, кто пел песню – это был человек. Человек пел песню с мечтой о солнце, которое дарит свет и тепло, о луне, которая приносит загадки и сны, о земле, которая может приютить усталого путника на недолгое время. Человек мечтал, его песня была полна удивительными именами, которые мир пробовал повторять. И вскоре они уже стояли друг перед другом – мир и человек. Человек улыбался миру и пел для него. Пытаясь повторить за человеком, мир впервые услышал самого себя, но он пока почти не обращал на это внимание, ему нужно было как можно точнее пробовать произносить то, что пел человек. И вскоре они пели вместе. И в мире появились бесчисленные звезды, расстояния, краски, любовь и вера. Появились птицы, переменчивый ветер, вечерняя печаль и утренняя надежда. Мир уже слышал свой голос – стремительный, сильный, созидающий. И от этого сердце мира наполнялось радостью, а еще бесконечной любовью к человеку. Ощущая это, мир с удивлением и восторгом понял, что конечное может содержать в себе бесконечное.

Читать далее

Ключик в детство

дорога в детство

В Уставе черным по белому сказано: рано или поздно любой мастер получает Заказ. Настал этот день и для меня.
Заказчику было лет шесть. Он сидел, положив подбородок на прилавок, и наблюдал, как «Венксинг» копирует ключ от гаража. Мама Заказчика в сторонке щебетала по сотовому.
— А вы любой ключик можете сделать? — спросил Заказчик, разглядывая стойку с болванками.
— Любой, — подтвердил я.
— И такой, чтобы попасть в детство?
Руки мои дрогнули, и «Венксинг» умолк.
— Зачем тебе такой ключ? — спросил я. — Разве ты и так не ребенок?
А сам принялся лихорадочно припоминать, есть ли в Уставе ограничения на возраст Заказчика. В голову приходил только маленький Вольфганг Амадей и ключ к музыке, сделанный зальцбургским мастером Крейцером. Но тот ключ заказывал отец Вольфганга…
— Это для бабы Кати, — сказал мальчик. — Она все вспоминает, как была маленькая. Даже плачет иногда. Вот если бы она могла снова туда попасть!
— Понятно, — сказал я. — Что же, такой ключ сделать можно, — я молил Бога об одном: чтобы мама Заказчика продолжала болтать по телефону. — Если хочешь, могу попробовать. То есть, если хотите… сударь.
Вот елки-палки. Устав предписывает обращаться к Заказчику с величайшим почтением, но как почтительно обратиться к ребенку? «Отрок»? «Юноша»? «Ваше благородие»?
— Меня Дима зовут, — уточнил Заказчик. — Хочу. А что для этого нужно?
— Нужен бабушкин портрет. Например, фотография. Сможешь принести? Завтра?
— А мы завтра сюда не придем.
Я совсем упустил из виду, что в таком нежном возрасте Заказчик не пользуется свободой передвижений.
— Долго еще? — Мама мальчика отключила сотовый и подошла к прилавку.
— Знаете, девушка, — понес я ахинею, от которой у любого слесаря завяли бы уши, — у меня для вашего ключа только китайские болванки, завтра подвезут немецкие, они лучше. Может, зайдете завтра? Я вам скидку сделаю, пятьдесят процентов!
Я отдал бы годовую выручку, лишь бы она согласилась.

Читать далее