Ничегонеделание – наивысшая роскошь

Ил.: Artnis

Ничего не делать.

Ничегонеделание – наивысшая роскошь.
Оно не несёт в себе никаких требований или ожиданий,
Никакой возможности успеха или неудачи.

Читать далее

Сегодня я влюблён в мир

Иллюстрация: Kali Ciesemier
Иллюстрация: Kali Ciesemier

Сегодня я влюблён в мир. Безо всякой на то причины. Не считая той, что это потрясающе — быть живым. Дышать. Есть сладкий, сочный персик. Касаться кожи моей возлюбленной. Болтать с другом. Трясти головой, слушая новости… беспорядки, болезни, смертные казни, ужасная жестокость… ничего из этого не происходит сейчас в моём доме. Потереть глаза, выгоняя остатки сна. Отметить все сегодняшние небольшие боли и ноющие ощущения, понадеявшись, что мне будет дана сила, чтобы опуститься на пол и порастягиваться. Рыбы плавают кругами в пруду. Я могу видеть их не глядя. Их проблемы — не мои проблемы.

Читать далее

Жизнь проявляет себя как рождение и как смерть.

Сегодня меня переполняют изумление и восторг. Я держал на руках свою новорождённую внучку и чувствовал насколько же глубокие переживания доступны нам, людям. Это любовь в своём наичистейшем выражении, это связь, очень древняя и основательная, встреча с собой в другой форме. В её глазах — самые далёкие уголки существования. Войти туда значит потеряться в беспространственном пространстве и безвременном времени.

Сегодня меня переполняет печаль. Умер старый друг. Больше нет ни его голоса, ни его улыбки. Мы уже не встретимся. Наши общие воспоминания о событиях, произошедших в далёком прошлом, больше не общие. Теперь я с ними наедине.

Жизнь проявляет себя как рождение и как смерть. Как радость и печаль. Полнота и пустота.

Жизнь — единственная Истина. Осознание этого — удивительная милость.

Уэйн Ликермен (Рам-Цзы)
Фото: Наталья Жукова

Счастье и несчастье — два конца одной палки

Если ты подобен множеству других ищущих, ты ищешь счастья, или постоянного покоя ума.
Проблема в том, что счастье и несчастье — два конца одной палки.
Если ты сможешь найти такую вселенную, в которой существует палка с одним концом, тогда ты сможешь обрести жизнь, состоящую из одного только счастья.
Но представь, что если жизнь будет одним постоянным счастьем, то не будет ничего, что могло бы
контрастировать с ним, и через некоторое время это станет слишком скучно.
Несчастье возникнет из самого счастья.

Именно об этом символ инь-ян (чёрная и белая половинки, соединённые вместе). В каждой половинке находится точка другого цвета: в чёрной — белая, в белой — чёрная.
Можно разделить их и взять только белую половинку, но она дополнит себя до целого — из самой себя. В ней содержится потенциальность её противоположности.

В этом красота этого символа.

Рам Цзы — К черту ум!
Фото: 

Сегодня я влюблён в мир

Сегодня я влюблён в мир. Безо всякой на то причины. Не считая той, что это потрясающе — быть живым. Дышать. Есть сладкий, сочный персик. Касаться кожи моей возлюбленной. Болтать с другом. Трясти головой, слушая новости… беспорядки, болезни, смертные казни, ужасная жестокость… ничего из этого не происходит сейчас в моём доме. Потереть глаза, выгоняя остатки сна. Отметить все сегодняшние небольшие боли и ноющие ощущения, понадеявшись, что мне будет дана сила, чтобы опуститься на пол и порастягиваться. Рыбы плавают кругами в пруду. Я могу видеть их не глядя. Их проблемы — не мои проблемы.

Сегодня я влюблён в мир. В этот дикий, невыносимый, перемешанный, бесформенно упорядоченный. Я всегда удивляюсь переживанию его таким образом. Это как если бы в Шотландии выдался солнечный день. Наверное, самой лучшей идеей было бы раздеться догола и наслаждаться, пока возможно!

Уэйн Ликерман (Рам Цзы)

Жизнь — это танец

Жизнь — это танец. Мы танцуем… с нами танцуют… мы вращаемся и кружимся и подскакиваем и возносимся в чистой радости этого танца.
Здесь нет желто-фиолей.
Это танцевальная площадка.
Не важно, есть ли у нас партнер, танцующий с нами.
Все другие танцоры вовлекли нас в этот танец.
Мы все вместе в этом танцевальном зале объединены музыкой и вынужденны двигаться в ее ритме.
Нет, это не всегда смотрится изящно.
Мы сталкиваемся друг с другом, спотыкаемся о ноги… других и наши собственные.
Иногда мы падаем.
Какая забавная штука этот наш танец… чем больше мы стараемся, тем более неуклюжими мы становимся.
Наша благодать в том, чтобы отпустить…
Когда мы сдаемся музыке, она может перемещается сквозь нас свободно.
Наши тела и умы колеблются свободно, гладко и без усилия.
Это экстаз в его чистейшей, простейшей и наиболее приземленной форме.
Мы действительно благословлены слышать божественные хоры, даже несмотря на то, что те из нас, кто не слышат музыку, думают, что мы, танцующие — безумны

Уэйн Ликерман (Рам Цзы)

Ты принимаешь сладость за Истину

Ты принимаешь сладость за Истину.
Тебя притягивает нежная улыбка
Обнадеживающий взгляд.
Мягкий голос
И доброе слово.

Если это поднимает тебе настроение,
Ты полагаешь рука Бога
Коснулась твоего сердца.

Это жесточайшая из ловушек,
И ты продолжаешь попадаться в нее
Соблазненный обещанием
Добра
Прогресса
Достижения.

Ты не обращаешь внимания на Мудреца
Такого грубого и обыкновенного
Лишенного блеска
Его ничего не значащие слова
Не более чем животное мычание
В твоих ушах

Рам Цзы знает:
Путь к Спасению
В грязи на которую ты ступаешь

Рам Цзы

У меня есть план

Иллюстрация: Helen Klebesadel

— У меня есть план.
(Господь давится от смеха)
— Почему ты смеешься?
— Потому что я знаю, что у тебя есть план.
— Серьезно?
— Конечно, а откуда он, по-твоему, взялся?
— Ты за этим стоишь?
— Да, я за всем стою.
— За всем?
— За всем.
— Я думал, что у меня есть свободная воля…
— Я знаю.
— Знаешь?
— Да, откуда, по-твоему, к тебе пришла эта мысль?
— Значит, и это тоже?..
— Да, всё.
— Но погоди, я волен выбирать. Например, я могу выбрать, верить мне в тебя или нет.
— Я знаю, это я хитро придумал, мне самому понравилось. Особенно люблю тот момент, когда ты меняешь свои верования на полностью противоположные.
— Мне начинает казаться, что ты садист.
— Может быть, в конце концов, я – твое творение.
— Мое творение? Я думал, это я – твое творение.
— Я знаю…

Рам Цзы «Путь бессилия»