Хорхе Букай о трех правилах жизни

Людям стоит рассказывать друг другу истории и слушать друг друга. Каждый человек, которого вы встречаете, преподносит вам бесценный урок, а вы даже и не знали, что этот урок вам нужен. Каждого человека стоит воспринимать как Учителя. Суфии считают, что учиться – это как пришивать новое к старому. В таком шитье ученик покорно следует за своим учителем, как нитка за иголкой, но все понимают, что главная в шитье – нитка, шьет-то на самом деле – она.

Читать далее

Любимый человек не спасает нас ни от чего: он и не должен спасать

Многие люди ищут пару, пытаясь таким образом разрешить свои проблемы. Они наивно полагают, что любовные отношения вылечат их от скуки, тоски, отсутствия смыла в жизни.

Они надеются, что партнёр заполнит собой пустоту их жизни.

Какое грубое заблуждение!

Читать далее

Время прожитой жизни

Это история об одном человеке, которого я назвал бы искателем…

Искатель — это тот, кто что-то ищет; не обязательно тот, кто находит. Это также и не тот, кто обязательно знает, что именно он ищет. Это всего лишь тот, для кого собственная жизнь — это поиск.

Однажды искатель забеспокоился и подумал, что надо бы ему посетить город Каммир. И начал собираться в путь. Он научился придавать большое значение тем чувствам, которые приходили к нему из неизведанных глубин его души. Вот поэтому-то он оставил все свои дела и отправился в дорогу.

Читать далее

Я выхожу на улицу и падаю в колодец

Джонатан Люк

Я встаю утром.
Выхожу из дома.
В асфальте отрытый люк.
Я его вижу
и падаю туда.

На следующий день
я выхожу из дома,
забываю, что в асфальте — открытый люк,
и снова туда падаю.

На третий день
я выхожу из дома и пытаюсь вспомнить,
что в асфальте — открытый люк.
Однако
я об этом вспоминаю
и снова падаю.

На четвертый день
я выхожу из дома
и пытаюсь вспомнить,
что в асфальте — открытый люк
Я вспоминаю об этом,
однако
не замечаю колодца и падаю.

На пятый день
я выхожу из дома.
Я помню, что нужно обратить внимание
на люк
и иду, уставившись вниз.
Вижу люк,
однако, несмотря ни на что,
вновь падаю туда.

На шестой день
я выхожу из дома.
Вспоминая о люке на асфальте.
ищу его взглядом,
вижу люк,
пытаюсь через него перепрыгнуть,
но еще раз падаю.

На седьмой день
я выхожу из дома.
Вижу люк,
разбегаюсь,
прыгаю,
касаюсь носками ботинок
противоположного края,
но этого не достаточно,
и я срываюсь в эту дыру.

На восьмой день
я выхожу из дома.
Вижу люк,
разбегаюсь,
прыгаю,
перепрыгиваю!

Я так горд тем, что преодолел
это препятствие,
что от радости начинаю прыгать…
После чего
снова падаю в колодец.

На девятый день
я выхожу из дома,
вижу люк,
разбегаюсь,
перепрыгиваю через него
и продолжаю свой путь.

На десятый день,
а именно — сегодня,
я понимаю,
что удобнее идти…
по противоположному тротуару.

Хорхе Букай
Иллюстрация: Джонатан Люк

Не «ради» него, а «с» ним

…Когда мы принимаем решение чем-то заняться с другим человеком – чем–то важным, вроде секса, или менее важным, вроде прогулки по площади (а может быть, столь важным, как прогулка по площади, и столь не незначительным, как секс), мы должны осознавать, что это добровольное решение, задуманное как совместное действие с другим человеком, но не «ради» него, а «с» ним. Важно начать осознавать, что наши отношения с миром, с окружающими, с близкими в действительности заключаются в действиях «с» ними.

Читать далее

Сказка: Город колодцев


Эта история похожа на незримую цепь, которая соединяет людей мудростью услышанных сказок. Мне ее рассказал один пациент, который, в свою очередь, услышал ее из уст удивительного человека, священника-креола Мамерто Менапасе. Я добавил в нее частичку себя и вот она перед вами. В этом городе не было людей, как во всех остальных городах планеты. В нем жили колодцы. Живые колодцы… Но все равно — колодцы. Колодцы отличались друг от друга не только месторасположением, но и закраиной (краем, который связывал их с внешним миром). Некоторые колодцы были роскошные, с закраиной из мрамора и драгоценных металлов; были колодцы поскромнее — из кирпича и древесины, были и просто бедные, ничем не отделанные отверстия в земле. Общение жителей — из уст в уста — ничем не отличалось от общепринятого, только здесь это называлось «от закраины к закраине», и вести быстро распространялись от одного конца города к другому. И вот однажды в городе возникла «новая мода», наверняка занесенная сюда из одной из деревушек населенной людьми. Она гласила, что каждое уважающее себя живое существо должно больше заботиться о своем внутреннем содержании, чем о внешнем виде.

Читать далее

Дайте себе свободу быть тем, кто вы есть

Я психиатр, поэтому думаю, что главное — это дать себе свободу быть тем, кто ты есть. И не позволять никому говорить тебе, что было бы лучше, если бы ты был другим. Защищать свое право быть собою самим. И тогда со временем ты поймешь, что это не право — так должно быть. Читать далее

Его преследовало ощущение, что он теряет время

Фото: Jaromír Chalabala

Кристина сильно опаздывала.

«Она делает это специально — подумал он, — строит из себя неизвестно кого». Он начал раздражаться.
«Будь она неладна, я приехал в таком настроении, а она …»

И тут же сам себя перебил.

«Что происходит со мной? — поправился он, — Почему я так раздражаюсь, когда ее жду? Почему меня так выводит ожидание? Я нервничаю, когда мне долго не звонит клиент, или не приходит ответ на письмо, когда я жду пока меня обслужат в баре, или когда загрузится компьютер… Я ненавижу ждать, — и продолжил — Что со мной происходит, почему мне так трудно ждать?»

Его преследовало ощущение, что он теряет время.

Он впосмнил торговца из «Маленького принца», который продавал пилюли, утоляющие жажду и позволяющие людям не тратить время на то, чтобы пить воду. Рекламируя свой товар, торговец утверждал, что пилюли могут сэкономить 53 минуты в неделю. А маленький принц подумал: «Будь у меня 53 минуты свободных , я бы просто-напросто пошел к роднику…»

«Терять время … — сказал он себе, — Как можно потерять то, чего не имеешь? Как можно сохранить то, что невозможно удержать? Если бы я мог выбирать … На что бы я потратил несколько лишних минут?»
Он улыбнулся.

«Например, на ожидание встречи с любимой девушкой. Это было бы неплохим вложением».

Он прислонился спиной к стене и снова устремил взгляд на дорогу. Поток машин поредел: вот проехала серебристая машина, потом голубая, затем белая, коричневый фургон, мотоцикл, траурная-черная машина и потом, в течение какого-то времени, — стало пусто.
Внезапно улица оказалоась свободной от машин.
А голова Роберто — свободна от мыслей.
Он почувствовал безмятежное спокойствие, и улыбка озарила его лицо.

Хорхе Букай, Сильвия Салинас — «Любить с открытыми глазами»