Молчание не бывает неловким

тишина

Молчание не бывает неловким.
Тем не менее, в тишине может появиться неловкость.
Будь в тишине с теми, кто испытывает затруднение и неловкость.
Это так невинно, смотри.
Почитай их присутствие.
Почувствуй, как тишина охватывает их безусловной любовью.
В тишине существует достаточно места для всего.
Для шума, для спокойствия.
Для неловкости, для смелости.
Для определенности, для сомнения.
Для открытого сердца.
Для целого космоса, полного жизни и энергии.

Джефф Фостер
Иллюстрация: t1na.deviantart.com

Иногда наша хрупкая «нормальность» должна взрываться хаосом

Исцеление почти всегда включает какую-то травму, повторное открытие старых ран, вытаскивание на свет подавленных, запущенных и неправильно понятых энергий, следовательно, исцеление это не всегда выглядеть или чувствовать себя хорошо и быть довольным.

Один из самых опасных и недобрых мифов, который мы унаследовали от нашей культуры в том, что исцеление предполагает всегда «ЧУВСТВОВАТЬ СЕБЯ ХОРОШО». Нет! Иногда наша боль на самом деле увеличивается и усиливается по мере того, как тьма вылезает на свет. Но боль, которую мы так быстро осудили как «плохую», на самом деле показывает, что наш процесс выздоровления становится активным.

Читать далее

Твоя вторая половина находится внутри тебя

вторая половина

Так много людей сейчас ищут партнера, свою вторую половинку, свою «родственную душу». Они чувствуют себя неполными без этого «особенного» человека, который вносит гармонию в их «неполную» жизнь.

Но ты не половина целого, дружище. Это ложь. Ты никогда не был половиной целого. Ты — целое; это твоя истинная природа.

Читать далее

Сожаление это стремление изменить прошлое

Сожаление это стремление изменить прошлое. Страх это желание контролировать будущее. Покой это капитуляция настоящему.

Джефф Фостер

Не ищите радость, пусть она сама вас найдет

Фото: Елена Шумилова

Существует любовь, которая не может умереть. Существует свет, который не может быть погашен, потому что он вне времени. Существует близость, сильная и непосредственная, в поисках которой мы проводим свою жизнь и ищем там, где её нет.

Не ищите радость, пусть она сама вас найдет. Пусть она неожиданно подкрадется к вам в моменты уединения, пусть она настигает вас, когда вы сломлены, истощены и уже отчаялись найти её во временном промежутке.

Любите место, где вы находитесь, любите землю, на которой вы стоите, потому что оттуда к вам движется радость, оттуда ваша новая жизнь будет произрастать, даже если сейчас вы не способны ждать.

Оставайтесь открытыми для появления благодати, потому что пути её неисповедимы, и она не может быть трофеем в руках любого, кто ищет.

Джефф Фостер

Жизнь сама по себе стала великим учителем

В течение многих лет я верил, что пробуждение — это отделении себя от жизни, защита себя от боли, будучи «выше» или «за пределами» всех человеческих проблем, что это — жизнь в состоянии беззаботного блаженства … Отчужденность, в действительности, стала еще одним камнем преткновения: я еще цеплялся за что-то, искал другое место для убежища, чтобы скрыться от жизни. Что было дальше, было более шокирующим.

Был крах всего, даже пустоты. Исчезновение молчаливого свидетеля. Было откровение, что осознание не «вне» формы, но принимает форму как облик каждой вещи. Исчезло разделение — исчезла защита от жизни. Нет больше умственных банальностей, уверенности и удерживания «позитивных чувств». Теперь перед жизнью я голый, незащищенный, без перспектив. В печи объединения в одно целое горит костер из каждой проклятой концепции, что я когда-либо представлял о любви, пробуждении, Боге, духовности, о себе.

Жизнь сама по себе стала великим учителем, которого я всегда искал, и все сомнения были разрушены в этом огне.

Джефф Фостер
Фото: Sasha Mazurov

Откровение Единства происходило вокруг меня, каждое мгновение

После примерно двадцати пяти лет жизни, полной застенчивости, беспокойства и сильной неприязни к сущности, которую я называл «самим собой», у меня наступил период депрессии и болезни. Подгоняемый стремлением избавиться от страдания всей своей жизни, я пустился в напряжённый духовный поиск, который продолжался несколько лет, что провело меня по всем мировым религиям и духовным традициям. Всю жизнь я был закоренелым атеистом, но страдание в конце концов стало таким сильным, что уход в духовность показался единственным вариантом.

Читать далее