Моя звезда


Он летел только вперёд, через просторы вселенной. У его дороги не предвиделось конца. Он не помнил начала своего пути. Да, собственно, ему было и не интересно, откуда он стартовал.

Он был простым астероидом, крупинкой, в масштабе вселенной. Одним из сотен тысяч, а скорее, сотен миллионов, таких же безымянных серых камней в пустоте космоса.

Пустота эта была обманчива. Довольно часто он встречал на своём пути Звезды. Но он сторонился их. Эти встречи пугали его. Звёзды были такие яркие, красивые. Вокруг них всегда крутились их вассалы — планеты, готовые услужить Звездам в любой момент времени. Планеты были разные, но все они, как одна, не любили чужаков, время от времени залетающих в их спокойный мир. И нарушающих их размеренное движение по орбитам, вокруг «своих» звезд.

Моя звезда

Таких скоплений он пролетел великое множество. Но нигде он не задерживался надолго. Иногда его захватывали силой притяжения, но он, сделав пару оборотов по этой, чужой орбите, срывался и вновь уносился вдаль. И, казалось, этот его путь будет бесконечным. Пока…

Эту Звезду он увидел за многие миллионы парсеков. Свет её не был ярок, не слепил глаза, но он был такого странного спектра, что не заметить его было просто не возможно. У всех Звезд, которые он встречал до этого, свечение было однообразным, преобладали яркие, кислотные цвета. Свет их был вычурным и однообразным. А здесь…

Здесь он увидел такую гамму оттенков, такую палитру, что невольно притормозил свой полёт и, приблизившись, стал наслаждаться увиденным. Эта Звезда была совсем не похожа на все другие. Она была прекрасна, если можно сказать так о Звезде. Ведь все Звезды прекрасны. Но все они прекрасны одинаково, а Эта… Эта была великолепна и, в тоже время, скромна и беззащитна. Яркость её свечения была сильна, но свет был мягким и совсем не слепил. От неё исходило ощущение покоя и уверенности в себе. Это была не просто Звезда, это была ЗВЕЗДА среди Звезд!!! Но самое удивительное было то, что от этой Звезды исходило тепло! В отличие от других Звезд, холодных и неприступных, Эта манила к себе. Она притягивала не столько силой гравитации, сколько этим теплом, столь необычным в Космосе. И конечно, вокруг Неё крутились многочисленные планеты, большие и малые, красивые и безобразные. Всех их притягивала сила Её притяжения. И все они были рады возможности быть рядом с Ней. У них у всех были разные орбиты. У некоторых идеально круглые, и эти счастливчики ни на секунду не отдалялись от своей Звезды. У других, более самостоятельных и свободных орбиты были вытянуты и они только периодически могли приблизиться к Ней, но были рады и этому.

Он решил подлететь поближе, что бы убедиться в том, что тепло Её — это не обман, что оно реально существует. Приблизившись, он заговорил с ближайшей планетой и узнал, что все они, кружащие вокруг, считают свою судьбу идеальной. Что они не хотят ничего иного, кроме возможности быть рядом со своей Звездой. Быть рядом, и питаться Её теплом, ничего не давая Ей взамен.

-«Ведь она добра и великодушна! А где ещё в Космосе найдешь такую Звезду? Но ты лети дальше, не задерживайся! Здесь и так уже мало места и много желающих, погреться в лучах нашей Звезды!»

— «Нашей??? Разве Звезда может быть чьей то?» — удивился астероид.

— «Это Они, Звезды, считают, что могут быть сами по себе. Но на самом деле, что они могут без нас, вассалов? Кто будет восхищаться их великолепием? Кому будет нужна их красота, если не будет нас, планет?»

— «Но ведь кроме вас в Космосе много разных объектов, например мы, астероиды. Пролетая мимо, мы тоже любуемся Их красотой!»

— «Ха! В том то и дело, что»пролетая»! Вот и пролетай себе мимо! Серый камушек. Что ты можешь понимать в красоте Звезд? Только мы — планеты способны оценить её, эту красоту! И именно по этому у нас, в отличие от вас, орбиты постоянны, и мы не скитаемся по посторам Вселенной»

— «Нашла чем гордиться. Зато мы свободны! А ты уверена, что»вашей» Звезде нужно ваше присутствие? Неужели Она не понимает, что вы собрались тут лишь для того, что бы немного польстив Ей, взять у Неё часть тепла? Но ничего не дать Ей при этом взамен. Она прекрасно понимает это! И терпит вас только потому, что Она не обычна! Она не такая как все… она ТЁПЛАЯ!!!

— «Не понимает, по всей видимости, — расхохоталась планета, -иначе она давно бы сожгла нас всех своими лучами. Но, как видишь, она этого не делает. И, к тому же, она самая обычная, разве что чуть теплее. Слушай, что ты ко мне пристал? Маленький, бестолковый серый камушек. Я же сказала тебе, лети дальше. Тут и так мало места, сплошные пересечения орбит! Того и гляди кто-нибудь столкнется. С дороги!!!» — прокричала планета и унеслась прочь от него по своей траектории.

— «ОНА НЕОБЫЧНАЯ!!! » — прокричал астероид ей вслед, но она уже вряд ли его слышала. Да и не хотела слышать, по всей видимости.

Медленно он продолжил своё движение, размышляя об услышанном. Проходя через скопление планет, он ещё несколько раз пытался заговорить с некоторыми из них, но нарывался на полное непонимание, как и в первый раз. В лучшем случае над ним просто смеялись, а в худшем грозили смести с дороги, что учитывая разницу в массах, было бы для него смертельно. Одно он понял точно, всем здесь он только мешал. Все места около этой необычной Звезды были заняты. Желающих получить от Неё кусочек тепла без затрат было гораздо больше, чем самого тепла.

«Ну что же, зато я свободен! И мой путь будет бесконечен! Я могу пролететь всю Вселенную, -подумал астероид и полетел своей дорогой, -Какое мне дело до этой Звезды?»

Но, почему то, постепенно удаляясь, он не чувствовал облегчения и радости от своей свободы. Скорее наоборот, напряжение его нарастало. Он долго не мог понять, что происходит. Почему он так переживает за какую то Звезду. Совсем ему не знакомую. Пусть даже и НЕОБЫЧНУЮ. Тем более, что она про него совсем не знает, и никогда не только не узнает, но и не услышит даже. Впервые он задумался о том, нужна ли ему эта свобода. Для чего она ему? Что дает ему эта свобода, если ему не о ком позаботиться? Сколько будет продолжаться его путешествие по просторам Вселенной? Так ли привлекательна вечность, как ему казалось до встречи с ЭТОЙ Звездой? И есть ли у этого бесконечного неба берег, к которому нужно стремиться?

— «Ведь ОНА там совсем одна! Среди скопления этих жадных до Её тепла планет и их спутников. Они вьются вокруг Неё получая только своё удовольствие. Им абсолютно плевать на то, как Она себя чувствует, о чем Она думает, чем Она живёт…» — горестно размышлял маленький астероид, улетая от этой пирушки самодовольных планет.

В принципе всё шло так, как должно было идти. Он летел по прямой, никуда не отклоняясь. И ему не должно быть дела до проблем Звёзд и их окружения. Так было всегда, с незапамятных времён, с момента образования Вселенной. И этот астероид подчинялся до сих пор общим законам, стремясь сам не зная к чему. И просто наслаждаясь своей свободой.

Но сейчас что-то открылось ему. Что-то такое, что было выше его понимания. Он пока не мог осмыслить всей полноты чувств, захватывающих постепенно его сознание.

Максимальное ускорение которое он взял, покинув систему ТОЙ Звезды, позволило ему удалиться на достаточно большое расстояние от Неё. Но чем дальше он улетал, тем неуютнее себя чувствовал. И здесь ни при чём был космический холод обхвативший его каменное тело, едва только он отдалился от Её тепла. Что такое холод для астероида? Ничто! Он же вечный путешественник по бесконечным космическим просторам. И уж чем его не испугать, так это холодом.

Но сейчас он вдруг чётко осознал, что ему не хватает ЕЁ тепла! Именно ЕЁ! Не эфемерного понятия»тепло», а именно того тепла, которое он испытал приблизившись к НЕЙ! И то максимальное ускорение, взятое им, как то само собой вдруг стало замедляться, едва он увидел впереди себя достаточно большую одинокую планету. В нём созрел план. Он решил нарушить непоколебимое правило Вселенной, согласно которому он должен был лететь только прямо. Эта одинокая планета появилась вовремя, и он не должен был упустить этот шанс.

Приблизившись к ней, астероид воспользовался её гравитационным полем и, обогнув её по кругу, с огромным усилием вырвался из лап её притяжения. Оторвавшись от этой одинокой планеты, он получил ещё дополнительное ускорение, и с огромной скоростью понёсся в обратную сторону. Он летел с невероятной для него скоростью, возвращаясь к НЕЙ, и всё же ещё и ещё ускорялся. Это было похоже на остервенение. Он сам не понимал почему его так тянуло к ЗВЕЗДЕ. К ЕЁ теплу и свету. Но он безумно хотел погрузиться в них, целиком.

Вскоре он увидел ЕЁ свет и его охватило ЕЁ тепло, хотя он был ещё достаточно далеко. Может быть ему только казалось это. Но по мере приближения к НЕЙ он всё яснее чувствовал нарастающее тепло исходящее от этой НЕОБЫЧНОЙ ЗВЕЗДЫ.

В ЕЁ окрестностях всё было так же как и во время его последнего визита сюда. Всё те же планеты крутящиеся вокруг НЕЁ роем, их спутники. Но сейчас они меньше всего интересовали его. Он переживал только о том, что если кто то из них окажется на его пути, он никогда не сможет долететь до НЕЁ. Скорость его полёта была столь велика, что остановиться или свернуть он уже не смог бы.

— «Эй, псих! — краем уха он услышал знакомый голос планеты, с которой он беседовал, -Куда ты мчишься? Не подлетай к НЕЙ близко! Спалит!»

Но ему было всё равно. Он стремился к НЕЙ. Осознанно, понимая чем это ему грозило. Но для себя он решил, что лучше будет сгореть в ЕЁ теплых объятиях, чем прозябать в вечном стремлении в бесконечность. Сейчас он знал точно, что он нашел то, что искал. Он нашел СВОЙ БЕРЕГ НЕБА! Этим берегом была ОНА… ЕГО ЗВЕЗДА!!! Его путь в никуда должен был когда то закончиться.»И пусть он закончится именно так!» — решил маленький астероид, и из последних сил устремился навстречу ЕЙ.

Ему повезло, на его пути не встретилось ни одного препятствия и, вскоре, он пролетев мимо всех планет, попал на открытое пространство между ними и ЗВЕЗДОЙ. Все эти планеты с их мелочными проблемами остались позади, а перед ним была теперь только ОНА!

«Как же ОНА прекрасна! — снова подумал астероид, — Неповторима! Великолепна! Настоящий шедевр, созданный природой!»

Моя звезда

По мере приближения к НЕЙ, тепло постепенно превращалось в нестерпимую жару, а затем, в адское пекло. За астероидом уже тянулся хвост из его же расплавленной породы и пара. Он постепенно уменьшался в размерах, как бы растворяясь в ЕЁ жарких лучах. Но ничто уже не могло остановить его стремление к НЕЙ! Он упорно летел навстречу со своей мечтой, к СВОЕМУ БЕРЕГУ НЕБА… Все планеты обернувшись смотрели на этот его полёт, не скрывая ужаса. Они то прекрасно понимали, что это последний полет…

Больше всего он боялся того, что расплавится не успев коснуться ЕЁ. Но ему повезло. Одна, совсем маленькая крупинка его каменной сердцевины всё же долетела до поверхности ЗВЕЗДЫ! Не просто долетела, но даже пронзив поверхность погрузилась внутрь. Там она соединилась с атомами ЗВЕЗДЫ и слилась с ними в одно целое. И мечта маленького астероида исполнилась!!!

Он стал частичкой самой ЗВЕЗДЫ!!! НЕОБЫЧНОЙ И НЕПОВТОРИМОЙ!!! ЕГО ЛЮБИМОЙ…

На далёкой Земле, откуда ЗВЕЗДА была видна только маленькой точкой на небосводе, ОНА и ОН смотрели на небо. Смотрели в одно время, но находясь почти в тысяче километров друг от друга. Соединяли их не только телефоны, которые они держали возле своих ушей, но и ещё какие то незримые нити. Они и сами не понимали, что это за нити, и почему они соединили в один момент именно их.
— Ой! Ты видел? Возле той яркой звезды вспышку? Как будто ещё одна, совсем маленькая, звезда упала…
— Да, радость моя, конечно видел! И даже успел загадать желание.
— Какое?
— Нельзя говорить вслух о загаданном желании. Не исполнится.
— А ты не говори вслух, ты прошепчи.
— Кисёна, ты моё желание и так знаешь. Оно одно… Никогда не расставаться с тобой, моя любимая девочка…

Спасибо Влюбленному Димке за великолепную сказку!

О чем еще Собиратель звёзд:

  • nil

    Здорово! Спасибо за сказку!

  • BEGIMOT

    Спасибо,это супер!Хочется жить!
    СПАСИБО!!!

  • простодаша

    спасибо,растрогало…:cry: …но вот как понять кто ты:звезда или астероид,дарить тепло или жаждать его?любить или стремиться с первой космической скоростью к любви?

  • «Фонарщик»
    Вы знаете? … на что полный булочник, с усмешкой ответил бы,- знаем-знаем, но ты говори. И хоть эта сказка не о нём, но персонаж уже обрисован, и отсутствовать в нашем дальнейшем повествовании уже не сможет. Так вот,- в каждом городе, даже самом маленьком, обязательно должен быть свой городовой, судья, пожарник, стрелочник, булочник, часовщик и конечно же маленький, пусть даже не вокзал, а полустанок. И пусть этот человек всеми уважаемый или попросту никому не известный, всем необходимый или нет, но он существует. А если его, даже по должности официально-вредного и допекающего нет, то его обязательно изберут. Так как, что положено быть, то должно и соблюдаться, ну а как иначе? Но есть профессии и должности и не выборные, а так – обыкновенные профессии.
    Вот и у нас, как впрочем, и всюду, жил, в одном таком же, как и везде маленьком станичном городке – обыкновенный фонарщик. Нет, вы не путайте, не стрелочник, не вагонный, не садовник и даже не санитар или пожарник, а так, просто фонарщик. И каждый вечер он выполнял свою тихую и безобидную работу, правда, бывали такие беспросветные дни, что приходилось её исполнять даже днём,- и на небе загорались звёзды. Иногда звёзды были новые, а иногда старые и тусклые, фонарщиком подсвеченные, загорались по новому и заставляли удивляться взглянувшему на них в небо случайному прохожему, а зазевавшийся или плачущий малыш, увидев их, забывал о том, что было до этого, да о чём были его слёзы и мысли. И у одного, при этом, снимало дрёму, а у иного появлялась радостная и светлая детская улыбка – пробуждённые, где-то на задворках души, в самой глубине сердца. Фонарщик носил ветхую шляпу, прикрывавшую глаза, но не для того, что бы скрыть свой взгляд, а для того, сто бы из затенённой её полями темноты, было видней еле заметные светлячки звёзд, которые необходимо было подсветить или зажечь, для того, что бы нам было, чуть светлей в этих сумерках. Вы не спрашиваете себя, для кого играет музыкант (если вы обратили внимание, то уже давно звучит тихая музыка…), и мерно, изо дня в день — сапожник делает сапоги, что бы вы, открывши дверь, в одно прекрасное, а может хмурое утро, оттолкнулись от, отчего порога и обняли землю шагами. И пошли, лишь одною ведомой вам дорогой, или там, в конце – у иного порога, отряхнувши с них грязь, вошли в новый, а иногда и последний, а может, и нет – дом. И даже потом, когда, снявши их – босяком, уж совсем позабыв о том, какую роль они сыграли, и какими шагами давали ходить – семимильными или так, черепашьими, мы забываем их – полу-изношенные сапоги скороходы, летающие корабли, ставшие ветхими – скатерти самобранки, и тех, кто размеренными движениями вкладывая в них душу, их сотворил. И поёт певец, и постукивает ему в такт сапожник, и столяр вырубает из дерева стол, за которым они потом разопьют сладкое красное вино на троих и совсем забудут про того, кто в это самое время делает свой обход маленького городка и тихонечко и неспешно зажигает звёзды, и когда такую звезду увидит кто из людей, и она глубоко западёт в его сердце, он молча, никому не отчитываясь, — почему?- наденет свою пару обуви, сложит только сам зная,- зачем?-, а может и не зная, в дорожную котомку вещи, и завернёт в скатерть самобранку пока непонятные ему инструменты, да аккуратно завяжет в припоясной мешочек самые нужные и дорогие мечты и воспоминания – отправится в путь, по только ему ведомой дороге… — дороге по этой земле, но в земли иные. И будут освещать, и подсвечивать ему путь, днём и ночью, в ясную погоду и в слякоть – звёзды, зажженные фонарщиком.
    А вы, не встречали такого фонарщика на своём пути, вы не смотрели ему в глаза? Давно-давно, на одной окраине города, я встретил его ещё молодого. И вот недавно, когда в то время еще маленькие дети – нянчили своих внуков, я снова встретил его, ни кем не замеченного в толпе. Прошло столько лет, что я мог бы не узнать его в поседевшем старике. Но увы, под ветхой шляпой, из-за ворота плаща, мокрого от прошедшего дождя, смотрели всё те же устремлённые в даль глаза на том же добром, ни чуть не изменившемся лице. Невольно я сам посмотрел в направлении его взгляда, и в небольшом просвете, между тёмных силуэтов домов, в глаза мои ударило небо с мириадами рассыпавшихся по нему звёзд. Когда я оглянулся, фонарщика уже не было, а по лужам шлёпали одинокие редкие прохожие. Ещё недавно я был одним из них, спешащих в повседневной суете, и обгоняющих спины других таких же в многолюдной толпе, снующих изо дня в день по этому городу людей. Да, я и сам был такой же серой толпой для идущих мне на встречу прохожих, спешащих и глядящих на меня через открытые улыбающиеся спины своего лица. Но теперь, оставаясь один и в минуты передышки от мирской повседневной суеты, я снова и снова вспоминаю это звёздное небо. Оно смотрит мне в глаза везденным ослепительным взором, сквозь просвет среди чёрных силуэтов домов, когда вдруг провалились в пропасть все звуки города, и шум толпы, а время замерло, и я услышал эту беззвучную, пронизывающую и волнующую, до глубины души, музыку. Небо вибрировало и плавилось, и ясные звёзды спокойно мерцая, как крылья большой и величавой птицы парили в этом безвременном безмолвии. И тогда я понял, что настало моё время собирать котомку и «усаживать» моих чад на арбу. Всё, что, было, потеряло свой смысл вчера, в день грядущий наполнило смыслом новым, влив в старые формы иное содержание. И сказав себе,- пора!- и вслед за ним услышав, прозвучавшее мне в ответ, беззвучное,- да, присядем на дорожку. – Я распахнул свою дверь и вышел, чтобы не вернуться сюда уже этими шагами, никогда.
    А где-то там, на самой окраине города, где начинают надвигаться сумерки – самый обыкновенный фонарщик начинает свой обход, и на небе зажигаются звёзды. Вы знаете, ведь это так просто, можно быть обыкновенным фонарщиком, а можно быть обыкновенным фонарщиком, и при этом зажигать звёзды.
    И уже перегородив дорогу моему, спешащему на самое заветное свидание – сыну, не извиняясь, всё тот же фонарщик с потерянным в небе взглядом и в ветхой шляпе, зажигает свой уличный фонарь. И возмущенный сын, удивляясь и всё же заинтересованно, обронит свой взор туда же, где уже навсегда возьмут его в свои объятия звёзды, а одна из них, быть может, даже совсем не близкая покачнувшись, упадёт с небес, и западёт в самое сердце.
    Вот собственно и всё, что я хотел вам рассказать в эту рождественскую ночь, и быть может, сказка ещё не началась, а это всего лишь присказка, но что добавить к ней.
    И утомленный и критически настроенный читатель мне возразит, что нет такой профессии в наши дни – фонарщик, и кто вернёт ему его драгоценно-потерянное время, но я ему на это ничего не отвечу, а лишь натяну свой капюшон и пройду мимо в темноту сумеречного заснеженного города… увы, дорогой читатель, такой профессии теперь нет, но эта сказка посвящена фонарщикам наших дней.

  • ackarik39

    очень красивая сказка….

  • Картинка с руками — шедевр. Жаль на раб. стол маловата 😥

  • Викуля

    Это великолепнО!!!! я как раз искала рассказ на «космическую» тематику для сюрприза своему любимому человеку!!!Спасибо!!! очень признательна!!!

  • Eрк@n@T

    Очень интересный и великолепный рассказ=))) Мне лично понравился! Узанть бы кто его замутил? Большое спасибо тем или тому кто его придумал=)))