Скромность. Человечность. Доброта.

Во имя духовности я впал в отрицание. Я отрицал гнев и называл его миром. Я отрицал стыд и называл его силой. Я отрицал сексуальность и назвал это чистотой. Я отрицал свою человечность и назвал это Осознанностью. Я отрицал само желание и провозгласил себя просветленным
Фото: Andra Lesmana

Я нашел свою истинную религию

Я изучал великие религии мира.
Я поглощал длинные, увесистые тома философов.
Я делал то, что боги и гуру говорили мне делать.

Я был хорошим мальчиком, но не нашёл ни комфорта, ни дома.
Только подержанные мысли от подержанных людей
и краткую передышку от ужасной ностальгии.

Во имя духовности я впал в отрицание.
Я отрицал гнев и называл его миром.
Я отрицал стыд и называл его силой.
Я отрицал сексуальность и назвал это чистотой.
Я отрицал свою человечность и назвал это Осознанностью.
Я отрицал само желание и провозгласил себя просветленным.

Теперь я нахожу свой дом в простоте, непритязательности.
Я посрамлён. Я ничего не знаю.
Я смотрю на облако и плачу.
Я вижу лицо старого друга, оно шокирует меня своим совершенством.
Вижу фонарный столб на моей вечерней прогулке,
Он приветствует меня своим совершенным светом.
Все вещи тянут меня обратно к Богу, и я не могу этому помешать.

Я использую человеческий язык, но я не совсем человек.
Я — воробей на рассвете. Моя песня — мой дом.
Мое тело — мой храм. На моём алтаре — потери и облегчённые скорби.
Я нахожу утешение в полном отсутствии утешения.
Я нахожу покой в своём собственном беспокойном стремлении к жизни.

Любовь моя, могу я сейчас присесть рядом с тобой?
И послушать, что у тебя на сердце?
(Я такой же потерянный, как и ты).
Покажешь ли ты мне свою дрожь и слезы?
Могу ли я обнимать тебя, пока слёзы не прекратятся? И поддерживать тебя, если они никогда не остановятся?
А ты меня тоже обнимешь?
Можем ли мы заботиться друг о друге до приближения конца?
Да, будем ли мы заботиться друг о друге?

О Боже, Боже. Я нашел свою истинную религию: это
Скромность. Человечность. Доброта.

Джефф Фостер

Добавить комментарий